Нападения на прессу   |   Беларусь

Нападения на прессу в 2010 году: Беларусь

КЛЮЧЕВЫЕ СОБЫТИЯ
• Власти проводят репрессии после выборов: идут обыски в отделах новостей и аресты журналистов.
• Новый закон об использовании сети Интернет требует регистрации сайтов и отслеживания действий пользователей.

ОСНОВНАЯ СТАТИСТИКА
Задержано 20 журналистов: правительство пытается предотвратить освещение акций протеста против выборов.


Во время массовых репрессий в поствыборный период власти провели рейды по редакциям СМИ и задержали по меньшей мере 20 журналистов, освещавших протесты против нарушений на президентских выборах 19 декабря, в результате которых Александр Лукашенко остался у власти еще на один срок. Среди задержанных в конце года были ведущие журналисты, такие как редактор прооппозиционного новостного сайта «Хартия'97» Наталья Радина и корреспондент московской «Новой газеты» Ирина Халип. Сотрудники безопасности врывались в новостные отделы крупных медиа-организаций, включая «Европейское радио для Беларуси» и спутниковый телевизионный канал «Белсат». Представители Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) подвергли правительство критике за подсчет голосов в обстановке секретности и подавление новостных СМИ.

НАПАДЕНИЯ НА ПРЕССУ
В 2010 ГОДУ

Предисловие
Международные
организации не в состоянии
защитить свободу прессы

Разоблачение невидимых
врагов Интернета

Европа и Центральная
Азия - Анализ

В Рунете традиционные
формы репрессий
совмещаются с новыми
формами контроля
Обзор по странам
Азербайджан
Армения
Беларусь
Казахстан
Кыргызстан
Россия
Сербия
Узбекистан
Украина
Другие страны

В течение всего года правительство президента Лукашенко принимало решительные меры по контролю за Интернетом, включая принятие нового ограничительного закона и наделение регулирующих органов широкими полномочиями по контролю над публикуемой в Интернете информацией и действиями отдельных пользователей. В январе Александр Лукашенко подписал закон, предписывающий обязательную регистрацию всех вебсайтов белорусского сегмента Интернета в Министерстве информации и обязывающий пользователей предъявлять удостоверяющие личность документы при получении доступа к сети в интернет-кафе, а интернет-провайдеров фиксировать IP-адреса клиентов и вести списки всех посещенных ими сайтов. В соответствии с данным законом, вступившим в силу 1 июля 2010 года, регистрация стала обязательной и для вебсайтов, использующих международный хостинг для предоставления услуг жителям Беларуси.

К сентябрю все белорусские интернет-провайдеры и технологические отделы всех государственных образовательных, культурных и правительственных учреждений должны были установить программное обеспечение, позволяющее блокировать неугодные правительству сайты. В октябре правительство объявило о составлении «черных списков» местных и международных сайтов, которые считаются одиозными. В рамках данной инициативы президент Лукашенко уполномочил государственный Операционно-аналитический центр издавать обязательные для исполнения государственными учреждениями и интернет-провайдерами инструкции по регулированию веб-контента и вещания. Сын Лукашенко, Виктор, на то время уже являвшийся советником по национальной безопасности, был назначен руководителем центра с непосредственным подчинением его отцу.

По данным Международного союза электросвязи, в 2010 году Интернетом в стране пользовались 45 процентов населения, что является относительно высоким показателем для региона. Власти представили общественности Закон об Интернете как инструмент для борьбы с порнографией, экстремизмом и торговлей людьми, но по мнению аналитиков он принимался со значительно более далеким прицелом. По словам юриста Белорусской ассоциации журналистов (БАЖ) Андрея Бастунца, приоритетами для правительства были «регистрация и контроль». Он сообщил КЗЖ, что расплывчатые формулировки закона, положения о фильтрации и мониторинге, а также создание «черных списков» не отражают официально заявленных намерений. «Все это наводит на мысль, что положения закона будут использоваться против независимых новостных вебсайтов, размещенных на зарубежных хостингах», -- сказал Бастунец.

По информации БАЖ, в первые месяцы действия закона интернет-кафе строго выполняли распоряжение о проверке удостоверений личности, а поставщики беспроводных услуг требовали предоставления паспортной информации пользователей, желавших воспользоваться соединением Wi-Fi. По словам Бастунца, требование предъявлять документы привело к существенному сокращению клиентуры интернет-кафе.

Режим взял на прицел и саму ассоциацию. В январе Министерство юстиции предписало БАЖ прекратить свою деятельность по оказанию юридической помощи местным журналистам, отозвать членские карты и приостановить их дальнейшую выдачу. Это предписание имело дальнейшие юридические последствия; по белорусским законам два таких предписания могут привести к закрытию организации. Кроме того, власти велели оппозиционной ежедневной газете «Народная воля» и независимой региональной «Брестской газете» публиковать опровержения информации, по мнению государственных чиновников не соответствующей действительности.

Но больше всех медиа-организаций пострадала «Хартия'97». Как сообщила КЗЖ редактор издания Наталья Радина, в марте минская милиция провела рейд в редакции органа и изъяла все компьютеры и электронные файлы. Власти заявили, что рейды проводились в рамках проверки факта предполагаемой клеветы в адрес регионального руководителя службы безопасности региона. (В 2009 году несколько СМИ опубликовали открытое письмо, в котором родственники заключенных сотрудников милиции обвиняли руководителя регионального управления КГБ Ивана Коржа в фабрикации дела о коррупции в отношении этих сотрудников. В новостях сообщалось, что Корж впоследствии добился у авторов этого письма в гражданском суде возмещения ущерба). Как сообщили КЗЖ журналисты, следователи допрашивали Радину, изучали информацию, хранившуюся на компьютерах «Хартии'97», и пытались проверить личные электронные почтовые ящики сотрудников. Редакция газеты «Народная воля» и квартира журналистки Ирины Халип также подверглись рейдам в ходе расследования, а Халип и редактора «Народной воли» и лауреата Международной премии за свободу прессы КЗЖ Светлану Калинкину допросили по схожему сценарию.

Как сообщила КЗЖ Радина, «Хартия'97» кое-как наладила работу, найдя замену конфискованному оборудованию, чтобы тут же оказаться объектом продолжавшихся в течение года DDOS-атак. Координированные коммуникационные запросы с нескольких тысяч IP-адресов приводили к перегрузке серверов «Хартии'97», каждый раз выводя их из строя на несколько дней. Выбор времени для этих кибер-атак наводит на мысль об участии властей: самые серьезные атаки начались после того, как «Хартии'97» выступила с критикой Закона об Интернете, опубликовала материалы о споре между Россией и Беларусью по поводу цен на природный газ, а также разместила на своем вебсайте антилукашенковский документальный фильм, снятый российским государственным каналом НТВ. Трехсерийный документальный фильм, молчаливо одобренный Кремлем в период политического конфликта с Лукашенко, обвинял белорусского лидера в коррупции, авторитаризме и подавлении оппозиции.

Самый сильный удар по «Хартии'97» был нанесен в сентябре, когда его создателя и директора, 36-летнего Олега Бебенина, обнаружили повешенным на даче в пригороде Минска. Власти немедленно квалифицировали смерть журналиста как самоубийство, но его коллеги восприняли эту версию с большим скептицизмом. Друг Бебенина, Дмитрий Бондаренко, видевший его тело, сообщил КЗЖ, что Бебенин не оставил предсмертной записки, а на теле было несколько повреждений неясного происхождения, включая сильный вывих голеностопного сустава и синяки на левой руке, в области грудной клетки и на спине. Бондаренко и Радина сообщили КЗЖ, что милиция провела только поверхностное расследование на месте происшествия.
Под давлением местной и международной общественности, требующей более тщательного расследования дела, в конце сентября прокуратура объявила, что рассмотрит возможность переквалификации дела как убийства и разрешит независимым экспертам наблюдать за следствием. Журналисты выражали сомнения в том, что будет проведено активное расследование. Как бы в подтверждение их сомнений, в начале октября Александр Лукашенко заявил российским журналистам, что Бебенин совершил самоубийство. Прокуратура приняла к сведению заявление президента, широкое процитированное в независимых и государственных СМИ, и в декабре подтвердила первоначальную версию о самоубийстве.

По словам Радиной, сотрудникам «Хартии'97», не согласившейся с заключением следствия по делу Бебенина, также неоднократно угрожали. Анонимные пользователи оставляли следующие комментарии на сайте: «Одного журналиста мы убили, скоро наступит ваша очередь», «Смерть оппозиции», «Может, всем хартийцам нужно повеситься? Радина, в петлю!». Другим журналистам, включая Калинкину из «Народной воли», угрожали в том же духе после того, как они открыто поставили под сомнение версию о самоубийстве Бебенина. По словам Радиной и Калинкиной, подобные угрозы - обычное дело в их профессиональной деятельности. По их словам, телефоны ведущих журналистов Беларуси прослушиваются, электронная почта перлюстрируется, а за их деятельностью следят сотрудники служб безопасности. Например, в конце 2009 года Ирине Халип угрожали после того, как она отправила по электронной почте статью в независимую московскую «Новую газету». По словам журналистки, из содержания угроз было ясно, что ее электронную почту перехватили.

Опубликовано

Как эта статья? Поддержите нашу работу