специальные репортажи

В тюрьмах - рекордное число журналистов, поскольку Турция, Китай и Египет платят ничтожную цену за чинимые ими репрессии

Имеется также на English, العربية, 中文, Français, Português, Español

Журналисты и участники акции протеста держат плакаты у входа в один из стамбульских судов 31 октября 2017 года с призывами освободить их сидящих в тюрьмах коллег, в том числе турецкого репортёра Ахмета Шика. Турция в 2017 году признана главным в мире тюремщиком журналистов. (АП/Лефтерис Питаракис)

Вот уже второй год подряд численность журналистов, посаженных в тюрьмы за свою профессиональную деятельность, держится на рекордно высоком уровне в связи с тем, что США и другие западные державы не могут добиться от главных мировых тюремщиков журналистов - Турции, Китая и Египта - улучшения удручающей ситуации со свободой прессы в этих странах. Элана Бейзер подготовила специальный доклад КЗЖ:

Дата публикации: 13 декабря 2017 года

Численность журналистов, посаженных в тюрьмы по всему миру, достигла нового рекордного уровня в 2017 году, и уже второй год подряд более половины тех, кто томится за решёткой за свою репортёрскую деятельность, находятся в Турции, Китае и Египте. Это является свидетельством гнетущей неспособности мирового сообщества справиться с глобальным кризисом в сфере свободы прессы.

Вместо того чтобы изолировать репрессивные режимы за их авторитарные действия, Соединённые Штаты, в частности, проявляют более теплое отношение к таким авторитарным фигурам, как президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган и председатель КНР Си Цзиньпин. В то же время националистическая риторика президента Дональда Трампа, его навязчивая идея борьбы с исламским экстремизмом и настойчивое стремление навешивать на критически настроенные СМИ ярлыки поставщиков «фейковых новостей» придают дополнительный вес обвинениям и судебным делам, в рамках которых эти лидеры сажают журналистов в тюрьмы. Почти три четверти всех брошенных за решётку журналистов в мире томятся в неволе по обвинениям в антигосударственной деятельности, многие из них в соответствии с широко трактуемыми и неясно сформулированными законами о противодействии терроризму; при этом численность журналистов, подвергшихся тюремному заключению по обвинениям в распространении «лживых новостей», будучи сама по себе достаточно скромной, также возросла до рекордного уровня в 21 человек.

По данным своей переписи журналистов в неволе, КЗЖ обнаружил, что в мире 262 журналиста находятся за решёткой в связи с выполнением ими своих профессиональных обязанностей - и это новый рекорд после исторической цифры в 259 человек, зафиксированной в прошлом году. Три страны, названные «главными тюремщиками», несут ответственность за лишение свободы 134 журналистов (или 51% от общего числа). КЗЖ осуществляет ежегодную перепись журналистов в тюрьмах, начиная с ранних 1990-х.

Несмотря на освобождение нескольких журналистов в 2017 году, Турция остаётся главным мировым тюремщиком второй год подряд, имея за решёткой 73 репортёров (по сравнению с 81 в прошлом году). Еще десятки человек ожидают суда; регулярно проводятся новые аресты. В ряде случаев, касающихся Турции, КЗЖ не установил связи между тюремным заключением журналиста и его профессиональной деятельностью. Другие организации по защите свободы прессы используют иную методику и сообщают о более высокой численности заключённых. По данным КЗЖ, все журналисты, лишённые свободы в Турции, либо находятся под следствием в связи с антигосударственными преступлениями, либо обвиняются в их совершении, что повторяет перепись прошлого года.

Репрессии против турецкой прессы, начавшиеся в первые месяцы 2016 года и усилившиеся после неудачной попытки июльского государственного переворота, вину за который правительство возложило на предполагаемую террористическую организацию во главе с живущим в ссылке религиозным деятелем Фетхуллахом Гюленом, продолжились нарастающими темпами и в 2017 году. Власти обвинили ряд журналистов в террористической деятельности только на основании подозрений в использовании ими компьютерного приложения для передачи сообщений Bylock, либо банковских счетов организаций, предположительно поддерживающих Гюлена.

Поскольку возглавляемая Эрдоганом Партия справедливости и развития до последних лет была связана с движением Гюлена, репрессии иногда приводили к явно абсурдным ситуациям. Например, известный журналист Ахмет Шик, который в апреле был оправдан по обвинениям в терроризме после растянувшегося на шесть лет судебного процесса, где подсудимые называли себя жертвами полицейских и судей, связанных с Гюленом, тем не менее остался в тюрьме по вновь выдвинутым террористическим обвинениям в том, что он предположительно был связан с Гюленом, а многие полицейские чины, прокуроры и судьи, проходившие истцами по первому делу, сами были обвинены в террористической деятельности. Шик указал на это противоречие в пространном заявлении, сделанном им в суде в июле, где он отметил: «В Турции некоторые члены судейского сообщества стали могильщиками правосудия».

Ряд других дел ярко продемонстрировал тактику жестокой цензуры, практикуемой турецкими властями. Один из стамбульских судов 31 марта объявил об освобождении до суда как минимум 19 журналистов, попавших в тюрьму в результате попытки государственного переворота, но обвинение подало апелляцию, и журналистов вновь арестовали ещё до того, как те вышли из здания тюрьмы. Судьи, принявшие решение об их освобождении, были отстранены от работы.

Очевидно, что правительство Эрдогана платит весьма скромную цену за свою репрессивную тактику. В апреле Эрдоган с небольшим перевесом голосов выиграл референдум - несмотря на процедурные протесты оппозиции, которые остались не принятыми во внимание - по вопросу об отмене в стране парламентской системы и наделении его чрезвычайными полномочиями. На международной арене официальные лица Германии, включая канцлера Ангелу Меркель, неоднократно призывали к освобождению журналиста турецко-немецкого происхождения Дениза Юджеля, корреспондента немецкой газеты Die Welt, который с 14 февраля сидит в тюрьме без предъявления ему обвинения. Однако союзники по НАТО связаны ролью Турции в предоставлении убежища сирийским беженцам и другими соглашениями о сотрудничестве. Тем временем Трамп устроил приём в Белом доме в честь Эрдогана в мае, а позднее адресовал ему хвалебную речь как «другу».

Солидным международным авторитетом пользуется и председатель КНР Си. При этом численность журналистов, брошенных за решётку в Китае, возросла за последний год с 38 до 41 человека. В ходе своего ноябрьского визита в Пекин Трамп не сделал никакого публичного заявления по проблеме защиты прав человека, несмотря на продолжающиеся репрессии, приведшие к арестам китайских журналистов, активистов и юристов. Ввиду высокого уровня напряжённости в отношениях между США и соседствующей с Китаем Северной Кореей, а также желания Трампа «передоговориться» о торговом балансе с Китаем, «складывалось впечатление, что Трамп дал сигнал о ролевой перестановке, при которой Соединённым Штатам помощь Китая может теперь потребоваться более, чем Китаю - помощь США», - написала газета The New York Times.

Этот визит состоялся вскоре после того, как Си укрепил свои властные позиции на съезде компартии, где его имя было вписано в Конституцию без указания имени преемника. По сообщениям СМИ, аналитики не ожидают улучшения ситуации в сфере прав человека.

Тем временем лауреат Нобелевской премии Лю Сяобо умер в июле от рака печени в одной из китайских больниц после того, как месяцем ранее он был условно-досрочно освобождён по медицинским показаниям, что поставило под вопрос получение им качественной врачебной помощи в заключении. Китай отклонил просьбу Лю о выезде за рубеж для лечения после освобождения. Писатель Ян Тонянь умер в ноябре, вскоре после условно-досрочного освобождения, из-за опухоли мозга. В тюрьме находится и Хуан Ци, у которого больные почки и чей адвокат сообщил КЗЖ, что власти приостановили специальную диету для его клиента и прервали прохождение им курса лечения.

Более половины журналистов, томящихся в тюрьмах Египта, численность которых с прошлого года сократилась с 25 до 20 человек, также пребывают не в лучшей физической форме. Среди них - фотограф Махмуд Абу Зейд по прозвищу Шавкан, который был арестован во время освещения разгона акции протеста египетскими силами безопасности с применением насилия и который вот уже пятый год содержится в следственном изоляторе в ожидании суда. По данным исследований КЗЖ, он и ещё 738 человек обвиняются в хранении оружия, участии в несанкционированных собраниях, попытках убийств, а также в убийствах людей. Шавкан страдает анемией и нуждается в переливаниях крови, но ему отказано в госпитальной помощи, сообщают члены его семьи. Из 20 журналистов, находящихся в египетских тюрьмах, 12 не имеют обвинительных приговоров по делам о совершении каких-либо преступлений.

Заключение египетских журналистов в тюрьму на длительные сроки происходит на фоне борьбы президента Абдул-Фаттаха ас-Сиси с летальными формами экстремизма и высоким уровнем безработицы в стране, а также в контексте тесного сотрудничества между Каиром и Вашингтоном в сфере безопасности. Вскоре после встречи ас-Сиси и Трампа в Белом доме в апреле этого года правительство Египта, по сообщениям СМИ, приняло «драконовский» закон о борьбе с экстремизмом, который послужил усилению репрессий против прессы, позволив правительству, среди прочего, вносить журналистов, оправданных по обвинениям в терроризме, в «террористический» список лиц, чьи финансовые и другие права могут быть ограничены.

В Египте и Китае, как и в Турции, антигосударственная деятельность является наиболее характерным обвинением, выдвигаемым против журналистов. В масштабе всего мира по такого рода обвинениям лишены свободы 194 журналиста (74% от общего числа). По данным исследований КЗЖ, правительства разных стран мира используют широко интерпретируемые и туманно сформулированные антитеррористические законы для запугивания критически настроенных журналистов и принуждения их к молчанию. Положения закона зачастую смешивают освещение террористической деятельности с потворством ей.

В разных странах мира 35 журналистов попали за решётку без предъявления им каких-либо публичных обвинений. Отсутствие в ряде стран должных правовых процедур ведёт к такому дефициту информации, что КЗЖ фактически не имеет возможности выяснить, каким образом журналист попал в тюрьму, есть ли у него проблемы со здоровьем, а иногда - жив ли он вообще. В таких странах как Эритрея и Сирия журналистов, некогда объявленных задержанными государственными структурами, могут не видеть и не слышать годами. Все семеро журналистов, содержащиеся в государственных тюрьмах Сирии, провели там как минимум по четыре года и, по неподтверждённым слухам, либо подвергались пыткам, либо были казнены. КЗЖ продолжает сохранять их имена в своей переписи узников, чтобы добиться от правительства отчёта о том, где находятся эти люди и насколько хорошо они себя чувствуют.

Смена правительства, однако, может побудить КЗЖ к пересмотру статуса того или иного журналиста. В Гамбии, где властвовавший много лет лидер Яйя Джамме был смещён со своего поста в декабре 2016 года, правительство президента Адамы Бэрроу выразило заинтересованность в том, чтобы выяснить, что произошло с репортёром Эбримой Манне по прозвищу «вождь» , который был арестован в 2006 году, но которого никто не видел как минимум с 2008 года. Джамме и официальные лица его правительства дают невнятные и противоречивые заявления о статусе журналиста на протяжении всех этих лет. Учитывая ожидания родственников Манне, КЗЖ в этом году переместил его из категории «Журналисты в тюрьме» в категорию «Журналисты, убитые при исполнении профессиональных обязанностей».

Среди других выводов, сделанных КЗЖ на основе своей переписи журналистов-узников, следующие:

  • Девяносто семь процентов узников являются местными журналистами.
  • В числе журналистов за решёткой во всех странах мира 22 человека (8%) - женщины.
  • На долю журналистов-фрилансеров приходится 75 дел (29% от общего числа).
  • Самые опасные задания для журналистов связаны с политикой: 87% томящихся в неволе репортёров освещали политические темы. Многие журналисты освещали более одной сферы.
  • Страны, впервые появившиеся в переписи КЗЖ как минимум за последний год - это Алжир, Гватемала, Ирак, Камбоджа, Демократическая Республика Конго, Марокко, Нигер, Пакистан, Республика Конго, Сомали, Уганда, Украина, Эквадор и Экваториальная Гвинея.

В настоящей переписи упомянуты только журналисты, отбывающие заключение в государственных тюрьмах. В неё не включены те, кто исчез или удерживается неправительственными группировками, например, несколько йеменских журналистов, которые, по мнению КЗЖ, захвачены членами движения «Ансар аллах», известными также как хуситы. Такие дела помечаются: «Пропал без вести» или «Похищен»".

КЗЖ использует термин «журналисты» применительно к людям, освещающим новости или комментирующим общественные события в средствах массовой информации, в том числе к сотрудникам печатных СМИ, фотокорреспондентам, радио- и тележурналистам, а также сотрудникам электронных СМИ. В ежегодной переписи узников тюрем, составляемой КЗЖ, фигурируют только те журналисты, в отношении которых точно установлено, что они лишились свободы в связи со своей профессиональной деятельностью.


КЗЖ считает, что журналистов нельзя сажать в тюрьмы за то, что они делают свою работу. За последний год адвокатская деятельность КЗЖ привела к досрочному освобождению в разных странах мира как минимум 67 журналистов.


Перепись КЗЖ фиксирует тюремную статистику по состоянию на 00:01 часов 1 декабря 2017 года. Она не включает данные о многих журналистах, которые отправлялись в тюрьмы и выходили на свободу в течение года; более подробную информацию по их делам можно найти на сайте КЗЖ по ссылке: www.cpj.org. Журналисты остаются в списке КЗЖ до тех пор, пока организация не установит с достаточной степенью определённости, что они либо вышли на свободу, либо умерли в местах заключения.

Элана Бейзер - выпускающий редактор Комитета по защите журналистов. Ранее она работала редактором Dow Jones Newswires и The Wall Street Journal в Нью-Йорке, Лондоне, Брюсселе, Сингапуре и Гонконге.

теги
Опубликовано

Как эта статья? Поддержите нашу работу