Дорога к правосудию

Нераскрытое убийство Натальи Эстемировой

Мощный аппарат сил безопасности России располагает всем необходимым следственным и судебным потенциалом для привлечения к ответственности подозреваемых по 14 нераскрытым делам об убийствах журналистов, совершённых за последнее десятилетие - по крайней мере, по официальным данным российского правительства. В своём телевизионном выступлении в январе 2014 года глава Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин похвастался тем, что 90% убийств в России уже раскрыты. Кремль действительно достиг определённого, хотя и долго откладывавшегося, прогресса в вынесении обвинительных приговоров по делу Анны Политковской. Однако расследования по другим делам, где журналисты стали жертвами, имеют тенденцию к сворачиванию - особенно в тех случаях, когда нити следствия ведут к политически «неудобным» подозреваемым. Мало найдется дел, которые могли бы продемонстрировать всю эту следственную «механику» более наглядно, чем дело об убийстве известной правозащитницы и журналистки Натальи Эстемировой.

У российской журналистки Натальи Эстемировой, которую убили в 2009 году, было много врагов среди чеченских силовиков. Её коллеги настаивают на проведении расследования в отношении руководства Чечни как возможных заказчиков убийства. (Рейтер/Дилан Мартинес)

С момента убийства Эстемировой, корреспондента независимой «Новой газеты» и сотрудницы правозащитного центра «Мемориал», прошло уже пять лет, а правосудие до сих пор не свершилось. Вместо арестов, прозрачного расследования и суда были лишь следственные нестыковки, сомнительные теории и не принятые во внимание свидетельские показания.

Наталья Эстемирова была похищена около своего дома в Грозном в Чечне утром 15 июля 2009 года. Через несколько часов ее тело с огнестрельными ранениями в грудь и контрольным выстрелом в голову было найдено на обочине федеральной трассы Москва-Баку в Ингушетии - соседнем с Чечней регионе. На это убийство быстро отреагировал тогдашний президент России Дмитрий Медведев. Расследование преступления взял под личный контроль председатель Следственного комитета России. Следственную группу возглавил следователь по особо важным делам центрального аппарата СК РФ Игорь Соболь.

Изначально рассматривалось несколько версий убийства, в том числе и версия о причастности «сотрудников силовых структур Чеченской Республики, совершивших убийство в связи с оглаской Натальей Эстемировой фактов нарушения прав граждан». Однако приоритетной стала версия следствия про чеченских боевиков, которые убили Эстемирову, как сказано в деле, «с целью дискредитации органов власти Чеченской Республики». Эта теория, однако, не выдерживает критики.

Следствие полагает, что мотивом убийства Натальи Эстемировой стало неподписанное сообщение правозащитного центра «Мемориал», в котором примкнувший к боевикам житель чеченского села Шалажи Алхазур Башаев был упомянут как вербовщик. По версии следствия, Башаев, скрывавшийся с боевиками в чеченских горах, прочитал и вычислил автора сообщения, установил место жительства Эстемировой, однажды утром при свидетелях похитил и вывез её за пределы республики через несколько полицейских КПП на границе - и осуществил казнь почему-то в Ингушетии. Странный выбор места, не правда ли, если цель Башаева, по версии следствия, состояла в том, чтобы подорвать репутацию властей Чечни?

Обвинение в адрес Алхазура Башаева строится на найденном при странных обстоятельствах орудии убийства - пистолете, переделанном из пневматического в боевой, который был обнаружен в пустующем доме Башаевых в селе Шалажи вместе с удостоверением сотрудника правоохранительных органов с фотографией Башаева. Судебные эксперты позднее установили, что удостоверение было подделано, а фотография Башаева была впоследствии вклеена в него.

В 2011 году коллеги Натальи Эстемировой из правозащитного центра «Мемориал», «Новой газеты» и Международной федерации за права человека опубликовали результаты независимого расследования: «Два года после убийства Натальи Эстемировой. Следствие идёт по ложному пути». В этом докладе были показаны все нестыковки официальной версии следствия, в том числе найденные в автомобиле предполагаемых убийц вещественные доказательства без каких-либо следов сопротивления жертвы; а также внезапно возникшее нежелание следователей глубже вникнуть в то, какую роль в деле могли сыграть чеченские полицейские, чьё участие в публичной смертной казни Эстемирова расследовала незадолго до своего убийства.

Как стало известно из материалов дела, к которым получила доступ семья журналистки, в самом начале расследования следователи взяли образцы ДНК из-под ногтей Эстемировой, которая, вероятно, оказывала сопротивление своим похитителям и убийцам. Генетическая экспертиза установила, что образцы принадлежат четырём разным людям, личности которых ещё предстояло установить. Однако следствие так и не воспользовалось этим ключом к раскрытию преступления. Позднее коллеги Натальи провели собственное расследование, которое показало, что ни один из четырех образцов ДНК, взятых из-под ногтей Эстемировой, не совпадает с ДНК главного подозреваемого - Алхазура Башаева.

Поскольку Эстемирова нажила себе много врагов среди чеченских силовиков, пользующихся поддержкой нынешнего президента, а тогда премьер-министра Владимира Путина, её коллеги настаивали на проверке руководства Чечни на предмет возможной причастности к убийству в роли заказчиков. В заявлении, опубликованном в Интернете после убийства Эстемировой, директор «Мемориала» Олег Орлов сообщил о том, что президент Чечни Рамзан Кадыров угрожал журналистке. «Рамзан уже запугивал Наталью, оскорблял её и считал своим личным врагом. Он сделал работу правозащитников в Чечне невозможной», - написал Орлов.

Кадыров отверг эти обвинения и подал на Орлова в суд за клевету.

На протяжении пяти лет коллеги Натальи Эстемировой ставят официальную версию следствия под сомнение. Они уже кое-чего добились, пытаясь заставить Следственный комитет проверять версию причастности чеченских силовиков к этому убийству. После того, как доклад о результатах независимого расследования был передан президенту Медведеву и в СК РФ в 2011 году, главный следователь Соболь вынес около двух десятков постановлений о заборе образцов крови у чеченских полицейских, которые могли быть причастны к преступлению - в первую очередь у тех полицейских, чьи имена фигурировали в статьях Эстемировой о похищениях, пытках и публичных казнях. Цель состояла в том, чтобы сравнить эти образцы с ДНК убийц.

К сожалению, эффективная работа СК РФ в указанном направлении на этом и закончилась. К материалам уголовного дела в полном объёме представителей потерпевших не допускают с самого начала расследования. Информация о ходе следствия - крайне скудная. Последний официальный пресс-релиз был опубликован в июле 2013 года. В нём сказано, что единственным подозреваемым следствие по-прежнему считает чеченского боевика Алхазура Башаева. Само дело Натальи Эстемировой не значится в списке резонансных дел на сайте Следственного комитета и, видимо, не находится больше на контроле председателя СК РФ Александра Бастрыкина.

В июле этого года никто из высокопоставленных официальных лиц России так и не вспомнил о пятой годовщине этого страшного убийства журналиста.

Меры действенные и недейственные >>

<< Оценка прогресса на основе «упрямых» фактов

Опубликовано

Как эта статья? Поддержите нашу работу