Дорога к правосудию

Глава 4: Меры действенные и недейственные

3 мая 2011 года представители КЗЖ отправились в Пакистан, чтобы выразить свою озабоченность по поводу активизации нападений на журналистов и высокого уровня безнаказанности в этой стране. Это был драматический момент: за день до того в городе Абботтабад недалеко [от Исламабада] американские спецслужбы уничтожили Усаму бен Ладена. Однако президент Пакистана Асиф Али Зардари выполнил своё обещание и встретился с делегацией КЗЖ для обсуждения растущей численности убийств пакистанских журналистов в связи с их профессиональной деятельностью и отсутствия обвинительных дел против убийц.

В ходе встречи Зардари взял на себя новые жёсткие обязательства. «Защита журналистов - это мой долг», - заявил он членам делегации. Зардари распорядился, чтобы министр внутренних дел предоставил гостям детальную информацию о нераскрытых преступлениях, и приказал своему кабинету министров совместно с парламентом разработать новое законодательство, защищающее свободу прессы.

Дорога к правосудию
Содержание
Врезка
Возобновление следствия
по давним
убийствам в Сербии

В печати
Скачать в
формате pdf

С тех пор в Пакистане было убито ещё 11 журналистов. Всего через несколько недель после той встречи было найдено тело журналиста Салима Шахзада со следами пыток. Судя по угрозам, которые он получал незадолго до смерти, Шахзад погиб от рук агентов пакистанской межведомственной разведки. Ни Зардари, ни члены его кабинета так и не предоставили обещанную в ходе встречи информацию; правительство также не приняло законодательства, которое могло бы защитить журналистов в Пакистане от постоянно нависающих над ними угроз.

Представители КЗЖ ещё раз приехали в Пакистан спустя почти три года, чтобы на этот раз встретиться с премьер-министром Навазом Шарифом. Шариф легко признал, что Пакистан имеет проблемы в том, что касается предотвращения насильственных нападений на журналистов и привлечения виновных к ответственности. Он согласился с некоторыми из предложенных КЗЖ мер по борьбе с безнаказанностью, в том числе с назначением специального прокурора для ведения таких дел. Он даже озвучил собственную идею - создать совместную комиссию из членов правительства и представителей гражданского общества и СМИ для расследования нераскрытых преступлений и анализа других угроз свободе прессы. Существенного продвижения вперёд в деле выполнения этих обещаний с тех пор не наблюдается.

Встречи представителей КЗЖ с высшим руководством Пакистана и других стран с высоким уровнем безнаказанности убийц журналистов выявили уже знакомую картину: даваемые правительствами этих стран обещания по большей части не выполняются. Многолетние усилия групп по защите свободы прессы, правозащитных организаций и журналистов по всему миру заставляют ныне правительства с готовностью признавать наличие проблем, касающихся применения жестокого насилия в отношении прессы. Многие, в том числе руководство Пакистана, обещают заняться решением этих проблем. Зачастую нет только одного - реальных действий.

Пакистанский журналист держит табличку с призывом привлечь к ответственности убийц Салима Шахзада. Шахзад, убитый в 2011 году, незадолго до смерти писал о предполагаемых связях пакистанского военно-морского флота с аль-Каидой. (АП/Первез Масих)

КЗЖ слышал подобные обещания и от других официальных лиц. В 2008 году президент Масуд Барзани, возглавляющий правительство Автономного региона Иракский Курдистан, заверил посетившую его делегацию КЗЖ в том, что он «создаст благоприятную для журналистики атмосферу» в своей стране. К 2014 году, когда представители КЗЖ вновь посетили Курдистан, там было совершено несколько новых нападений, в том числе убийства двух журналистов и поджог офиса телекомпании; все эти преступления остались безнаказанными. «Правительство, включая президента, премьер-министра и всех отраслевых руководителей, со всей серьезностью восприняло случившееся и сделает всё, что в его силах, для свершения правосудия», - заявил членам второй делегации КЗЖ министр внутренних дел Карим Синджари.

Другие группы по защите свободы прессы испытывают такое же разочарование. Правительство Ирака пообещало Международной федерации журналистов (МФЖ) создать после консультаций с Союзом журналистов специальные палаты для расследования убийств журналистов. «Пока этого сделано не было», - сообщил КЗЖ Эрнест Сагага, руководитель отдела МФЖ по правам человека и безопасности журналистов.

Активисты, защищающие свободу прессы на Филиппинах, разочарованы тем, что, несмотря на многократные обещания принять решительные меры по борьбе с безнаказанностью и насилием в отношении СМИ, президент Бениньо Акино III пока мало что сделал для изменения ситуации в стране. С момента его избрания президентом в 2010 году на Филиппинах было убито как минимум 8 журналистов в связи с исполнением ими своего профессионального долга. «Мы не ожидали каких-то чудес» от Акино, «чтобы все вдруг зажили счастливо и по справедливости, но мы думали, что он хотя бы начнёт реформы, которые проложат дорогу к правосудию, - сообщила Роуэна Параан, председатель Национального союза журналистов Филиппин. - Но он этого не сделал».

Отнюдь не всегда официальные лица хотя бы дают согласие на то, чтобы встретиться и обсудить вопросы безнаказанности в их странах.

В Россию, например, КЗЖ пришлось направить целых три делегации, чтобы убедить власти сесть за стол и обсудить высокую численность в этой стране дел об убийствах журналистов, по которым преступники до сих пор не привлечены к ответственности. Обещания, данные одной из делегаций в 2009 году, о том, что по каждому из перечисленных КЗЖ дел будет достигнут прогресс, не выполнены. Впрочем, по нескольким делам были существенные подвижки, включая вынесение обвинительных приговоров по трём убийствам, но ни один из заказчиков этих преступлений так и не был наказан.

Межамериканская ассоциация прессы проложила путь для того, чтобы группы по защите свободы прессы начали свою региональную кампанию по борьбе с безнаказанностью почти двадцать лет назад. Директор кампании Рикардо Тротти вспоминает проблемы, с которыми активисты столкнулись в тот период, пытаясь привлечь к вопросу безнаказанности убийц журналистов широкое общественное внимание. «В начале нашей кампании в 1995 году вопрос о безнаказанности публично не обсуждался, и власти на него не реагировали, - рассказывает он. - Потребовались годы «беспрестанных увещеваний» в форме докладов, миссий, просветительских кампаний и использования ресурсов межамериканской системы защиты прав человека, чтобы добиться внесения этого вопроса в публичную повестку дня. Находясь под такого рода давлением, правительства стран почувствовали необходимость отреагировать».

«Стали приниматься новые законы о защите журналистов, учреждаться специальные прокуратуры, в Мексике безнаказанность была признана проблемой федерального значения, в уголовные кодексы стали вноситься статьи об ужесточении наказания, а некоторые виды преступлений были объявлены преступлениями против человечности, - отметил Тротти. - Понятно, что мы не достигли совершенства и даже не приблизились к нему, но нам удалось добиться введения в действие ряда очень полезных юридических и судебных механизмов».

В некоторых странах борьба за то, чтобы правительства признали наличие проблемы безнаказанности насилия против прессы и уделили ей должное внимание, оказалась гораздо менее результативной. По словам Эдетаэна Оджо, исполнительного директора нигерийской группы по защите свободы прессы Media Rights Agenda, в его стране этот вопрос редко упоминается публично на высоком государственном уровне, не говоря уже о попытках его решения. «За истекший период не было принято никаких политических, законодательных или административных мер, чтобы изменить ситуацию к лучшему», - сказал Оджо.

Президент Бразилии Дилма Русеф провозгласила своей целью доведение безнаказанности в стране до «нулевого уровня». В мае 2014 года международная делегация во главе с представителями КЗЖ встретилась в городе Бразилиа с Русеф и бразильскими министрами юстиции, по правам человека и по социальным коммуникациям. Они представили результаты исследований и рекомендации, изложенные в специальном докладе КЗЖ «Бразильская пресса в ожидании: возьмёт ли правосудие верх над цензурой и насилием?». В ходе встречи Русеф заявила: «Федеральное правительство твёрдо намерено продолжать борьбу против безнаказанности преступников по делам об убийствах журналистов».

Бразильские полицейские наблюдают за демонстрацией протеста против убийства журналиста в 2002 году. На транспаранте написано: «Довольно насилия, запретов и безнаказанности». (АП/Дарио Лопес-Милз)

Эта борьба в Бразилии может затянуться надолго. Несмотря на свой статус одной из крупнейших в мире экономических систем с многообразной и активной прессой, страна, принимавшая недавно чемпионат мира по футболу, занимает 11 место в списке государств мира, представляющих смертельную опасность для работы журналистов. За период с 1992 года, когда КЗЖ начал вести учёт убийств, в Бразилии было убито не менее 27 журналистов в прямой связи с их репортёрской работой. По данным исследований КЗЖ, десять из этих убийств были совершены уже после прихода к власти Русеф в начале 2011 года.

Хотя Бразилия в последнее время достигла существенного прогресса в вынесении обвинительных приговоров убийцам, она всё еще занимала 11 место в «Глобальном индексе безнаказанности» КЗЖ за 2014 год, имея на счету 9 нераскрытых убийств журналистов за рассматриваемый в индексе период с 2004 по 2013 год. Главными подозреваемыми в большинстве дел об убийствах являются государственные чиновники. Проблема насилия и безнаказанности более остро ощущается провинциальными журналистами, чем их коллегами, работающими в городах. Под прицелом убийц часто находятся журналисты, освещающие темы коррупции, преступности или политики; к их числу принадлежал и Родриго Нето, застреленный в марте 2013 года. В ходе следствия нередко устанавливаются личности убийц, но эти люди попадают под суд лишь время от времени.

В докладе КЗЖ «Бразильская пресса в ожидании» говорится о том, что правосудие по делам многих бразильских журналистов, за которыми ведётся охота в связи с их репортёрской деятельностью, отправляется «медленно и не в полном объёме». В нём упоминаются несколько дел, где грамотно проведённые расследования приводили к аресту подозреваемых. Однако, по словам родственников и коллег жертв, «цепочки ответственности обрывались, как только дела передавались в суды» - часто по причине коррупции, говорится в докладе.

Одна из жертв таких убийств, Эдиналду Филгейра, основатель и директор местной газеты Jornal o Serrano в муниципалитете Серра-ду-Мел на северо-востоке Бразилии, часто критиковал городские власти в своём блоге. Он был убит на пороге собственного офиса 15 июня 2011 года: три неустановленных мужчины выстрелили в него шесть раз. Для ведения следствия по делу был назначен специальный следователь, и первые результаты его работы были обнадёживающими. В декабре 2013 года семеро человек, в том числе и киллер, были осуждены за организацию убийства и участие в нём. Ещё один человек, Жосвиан Бибиану, который был мэром Серра-ду-Мел во время гибели Филгейры, был обвинён как заказчик убийства. Он дважды отправлялся за решётку, но через некоторое время был освобождён на основании решения, которое критики считают нелегитимным. Признаков того, что он вновь предстанет перед судом, нет.

Международные и местные группы по защите свободы слова, такие как Бразильская ассоциация журналистов-расследователей (ABRAJI), резко критикуют Бразилию за разгул безнаказанности и неспособность страны обеспечить защиту журналистов, и требуют от правительства принятия решительных ответных мер. Другие коллеги организовали местные движения, требующие расследования дел об убийствах Нето и Филгейры. Что касается Филгейры, то местное блогерское сообщество учредило в память о нём Национальный день блогеров с тем, чтобы общественность постоянно контролировала ход расследования по его делу. Журналистское сообщество в Минас-Жерайс - родном штате Нето - создало Комитет Родриго Нето после убийства Нето и Уолни Ассиса Карвалью, фотокорреспондента из той же газеты, Vale do Aço. Комитет потребовал от властей полномасштабного расследования этих двух убийств.

Оказанное давление дало результаты.

В конце 2012 года администрация президента Русеф, которая в этом году надеется переизбраться на новый срок, сформировала рабочую группу по расследованию нападений на прессу и выработке рекомендаций для федерального правительства. В группу вошли семь гражданских организаций, советники президента, а также министры связи и юстиции. В докладе группы, опубликованном в марте 2014 года, задокументирован 321 факт убийств, похищений, нападений, угроз убийством, незаконных задержаний и запугиваний, зафиксированных за период с 2009 по 2014 год. В нём также содержатся обстоятельные рекомендации для исполнительной, законодательной и судебной ветвей федеральной власти, в том числе рекомендации по борьбе с безнаказанностью и защите журналистов.

Группа рекомендовала министерству по правам человека и министерству юстиции учредить, в сотрудничестве с местными офисами ЮНЕСКО и Информационного центра ООН, национальный наблюдательный центр по вопросам насилия в отношении журналистов для фиксирования случаев насилия против прессы и создания системы для их расследования и принятия решений. Группа также попросила Конгресс обеспечить участие федеральной полиции в расследовании преступлений против свободы слова - в особенности в тех случаях, когда имеются свидетельства упущений или пробелов в следствии или соучастия в преступлениях представителей местных властей. В дополнение к предложению, высказанному рабочей группой, Конгресс в настоящее время рассматривает законопроект, направленный на ускорение прохождения дел через судебные инстанции.

Важнее всего то, что количество обвинительных приговоров по делам об убийствах журналистов в Бразилии выросло. В 2013 году суды Бразилии вынесли обвинительные приговоры по трём делам об убийствах журналистов - больше, чем в любой другой стране за один год в течение последнего десятилетия. В дополнение к «частичному» правосудию по прошлогоднему делу Филгейры, приговор о 27-летнем тюремном заключении был вынесен убийце криминального репортёра Франсишку Гомеша-де-Медейруса, погибшего от пяти огнестрельных ранений на пороге своего дома в 2010 году. Кроме того, в 2013 году был вынесен обвинительный приговор в отношении заказчика совершённого в 2002 году убийства владельца, издателя и обозревателя одной из газет Домингуша Савиу Брандау-Лима-мл. В 2014 году два человека отправились в тюрьму за убийство в 2012 году журналиста и блогера Десио Са.

В ходе майской встречи с представителями КЗЖ президент Русеф обещала поднять вопрос о проблеме безнаказанности на сентябрьской сессии Генеральной Ассамблеи ООН. Если Бразилия сможет претворить в жизнь рекомендации рабочей группы в полном объёме и добиться вынесения новых обвинительных приговоров по делам об убийствах журналистов, она продемонстрирует, что слово государства - это не пустой разговор, и подаст другим странам пример того, как им следует исполнять взятые на себя обязательства.

Бразилия - не единственная страна, планирующая принятие федеральных мер для призвания убийц журналистов к ответственности.

Государства от Мексики до Сомали отреагировали на давление со стороны общественности, требующей взять безнаказанность под контроль, принятием новых законов, созданием спецподразделений и назначением специальных прокуроров и комиссий для решения этого вопроса. По своей эффективности принятые меры были различны. Одни давали новые ключи к раскрытию старых преступлений; другие были хорошо задуманы, но плохо профинансированы; третьи принимались просто для того, чтобы отвлечь внимание критиков.

Немного найдётся стран, где эффективный механизм борьбы с преступлениями против журналистов пригодился бы более чем в Сомали, стоящей на втором месте после Ирака в мировом списке стран, где убийства журналистов раскрываются хуже всего. Объявление сомалийским президентом Хасаном Шейхом Махмудом в 2012 году о создании нового специального подразделения для расследования всех случаев убийств журналистов дало хоть какую-то надежду в тот мрачный год, в течение которого в стране были убиты 12 журналистов. Этот «толчок» со стороны правительства для мобилизации полиции Сомали был очень важен, считает независимый сомалийский журналист Абукар аль-Бадри. «Обычно полиция, начиная расследование, даже не выезжает на место преступления, - сказал он. - Расследование убийств журналистов её не интересует».

Однако прошло уже два года, но особых результатов нет. Только в одном из 27 дел об убийствах журналистов в Сомали за период с 2005 года преступники были осуждены. Власти казнили человека, подозревавшегося в убийстве в 2012 году журналиста Хасана Юсуфа Абсуге, однако отсутствие надлежащей правовой процедуры при рассмотрении дела заставило многих отнестись к этому событию с озабоченностью.

По словам одного из представителей правительства, специальное подразделение было создано, но у него нет денег для работы. «Спецподразделение было организовано в прошлом году и действительно занялось расследованием убийств; однако поскольку у него не было ни бюджета, ни финансирования, ему было трудно работать с должным уровнем эффективности, - сообщил Абдирахман Омар Осман, старший советник сомалийского правительства по вопросам СМИ и стратегических коммуникаций. - Оно до сих пор существует, но не может функционировать без ресурсов».

Осман обратил внимание на отсутствие международной поддержки, хотя Великобритания и другие страны обещали увеличить объёмы помощи по институциональному строительству в Сомали. «Мы вообще не получаем денег на эти цели от международных партнёров, - сказал он, - и не имеем опыта в этой области».

Аль-Бадри, впрочем, заметил, что правительство могло бы демонстрировать больше политической воли и ответственности. «Мы никогда не видели правительственного отчета, в котором либо полиция, либо министерство информации сообщили бы какие-то детали ведущихся расследований, - сказал он. - Обещания не работают, если правительство не отдаёт полиции приказа отнестись к делу со всей серьёзностью, расследовать убийства и призвать преступников к ответственности».

Тем временем на Филиппинах правительство учредило за последние годы целый ряд специальных подразделений при национальной полиции, но Национальный союз журналистов Филиппин раскритиковал их и назвал «бесполезными». Борцы за свободу прессы считают, что было бы лучше создать команды быстрого реагирования с участием гражданских активистов и представителей правительства, которые могли бы немедленно посылаться к месту преступления, когда происходит нападение на журналиста.

Создание структуры для расследования конкретных дел может дать свои результаты - но не тогда, когда добытые сведения несущественны или малопонятны. После того, как СМИ в Пакистане развернули широкую кампанию протестов в связи с убийством Салима Шахзада, правительство создало комиссию для проведения расследования. Шахзад, который до своего исчезновения в мае 2011 года писал о предполагаемых связях между пакистанским военно-морским флотом и аль-Каидой, получал угрозы от межведомственной разведки Пакистана. Доклад, опубликованный комиссией в 2012 году, настоятельно рекомендовал правительству потребовать от разведслужб большей ответственности при проведении операций; однако ни одного подозреваемого в нём названо не было.

Хотя низкая результативность работы комиссии по делу Шахзада вызывает разочарование, комиссия всё же продвинулась на шаг дальше по сравнению с судебным следствием по делу о похищении и убийстве в 2006 году пакистанского журналиста Аятуллы Хана. Несмотря на многократные призывы национальных и международных групп по защите свободы прессы опубликовать отчёт о результатах следствия, этого так и не было сделано.

Ещё одним примером того, что создание комиссии бывает безрезультатным, стало объявление, сделанное Массудом Барзани, президентом Иракского Курдистана, об учреждении комитета по расследованию убийства популярного студента-журналиста Сардашта Османа, который был похищен и убит в 2010 году. Никаких подробностей ни о составе комитета, ни о собранных им свидетельствах по делу опубликовано не было. КЗЖ требовал полной информации о деятельности комитета в своём специальном докладе по проблеме безнаказанности и в ходе встреч с членами правительства, состоявшихся в этом году.

Колумбия создала специальное подразделение при государственной прокуратуре для расследования преступлений против журналистов, но это, по данным исследований КЗЖ, не сделало работу обвинителей ни более результативной, ни более эффективной. Однако вызвавший неоднозначную общественную реакцию закон 2005 года «О правосудии и мире», смягчающий наказание для членов незаконных вооружённых формирований в обмен на их демобилизацию и чистосердечное признание в совершённых преступлениях, помог установить истину по некоторым старым делам и привёл к вынесению обвинительного приговора по делу 2003 года об убийстве радиокомментатора Хосе Эметерио Риваса.

Там, где безнаказанность подпитывается коррупцией, преступными сговорами или отсутствием ресурсов у местных администраций и властей провинций, многие начинают искать способы привлечения национальных агентств к расследованию преступлений, жертвами которых стали журналисты. Эта практика поощряется в Бразилии и Мексике. Мексиканские законодатели в апреле 2013 года приняли законодательство, вводящее в действие поправку к Конституции, которая наделяет федеральные власти юрисдикцией для уголовного преследования лиц, совершающих преступления против журналистов. Хотя этот закон и расценивается как важный шаг к улучшению ситуации со свободой прессы в Мексике, стоящей на седьмом месте в «Индексе безнаказанности» КЗЖ за 2014 год, пока никаких ощутимых результатов он не дал.

Женщина показывает журналистские удостоверения с именами журналистов, убитых в Мексике. (Рейтер/Алехандро Акоста)

В рамках нового законодательства Специальная прокуратура Мексики по борьбе с преступлениями против свободы слова, известная как fiscalía, может брать под свой контроль расследование преступлений, мотивом которых является исполнение журналистами своих профессиональных обязанностей. Однако, как стало известно КЗЖ от журналистов, прокуратура не торопится пользоваться своими новыми полномочиями.

Журналисты приводят в пример дело Грегорио Хименеса де ла Круса, который был похищен из собственного дома в городе Веракрус 5 февраля 2014 года. Хименес освещал острые темы, такие как нарушение прав рабочих-мигрантов, но федеральная прокуратура не вмешалась, поскольку, как было сказано в официальном заявлении, она не была уверена в том, что мотивом преступления была журналистская деятельность Хименеса. Защитники свободы прессы говорят, что это нужно устанавливать позднее, когда уже проведено эффективное расследование. «Если вы возьмётесь расследовать, связано ли преступление с репортёрской работой жертвы, вы просто потеряете время», - сказал мексиканский журналист Хавьер Гарса Рамос, который также ведёт тренинги и курсы по безопасности для СМИ.

Специальный прокурор Лаура Борболья сообщила в интервью КЗЖ, что власти Веракруса неохотно делятся информацией. «Я полагаю, они защищают свой политический имидж, - сказала она. - Это, несомненно, затрудняет проведение расследований или координацию усилий».

Многое зависит от того, насколько успешно Мексика сможет реализовать эту программу - в интересах не только собственных журналистов, но и медиа-сообществ в других странах, которые крайне заинтересованы в получении свидетельств, которые позволили бы прервать порочный круг насилия и безнаказанности. Местный сотрудник одной из международных организаций заметил: «Если fiscalía начнёт выигрывать дела в суде, она тем самым даст понять людям, что тенденция [безнаказанности] уже заканчивается или в принципе может быть повёрнута вспять. Этот посыл будет ясен любому государству и любому правительству».

Усиливать давление на государства, добиваться выполнения обязательств >>

<< Где процветает безнаказанность

Опубликовано

Как эта статья? Поддержите нашу работу