специальные репортажи

Китай, Турция, Саудовская Аравия, Египет – лидирующие тюремщики журналистов в мире

На фотографии, сделанной 5 июня 2019 года, показана «зона интервью для СМИ» для репортеров, установленная возле мечети Ид Ках в утро Ид-аль-Фитр, когда мусульмане всего мира празднуют окончание Рамадана, в Кашгаре, в северо-западном регионе Китая Синьцзяне. В 2019 году Китай занял первое место в списке стран, заключивших наибольшее количество журналистов за решетку - 48 человек на данный момент находятся в тюрьме. (Франс Пресс/Грег Бейкер)

Уже четвертый год подряд во всем мире по меньшей мере 250 журналистов находятся за решеткой, поскольку такие авторитарные правители как Си Цзиньпин, Реджеп Тайип Эрдоган, Мухаммед ибн Салман и Абдель Фаттах ас-Сиси не ослабляют контроль над критическими СМИ.

Специальный доклад КЗЖ от Эланы Бейзер

Дата публикации: 11 декабря 2019 г.

НЬЮ-ЙОРК

Число журналистов, брошенных в тюрьму за выполнение своей работы, в 2019 году оставалось на рекордно высоком уровне во всем мире; так, Китай усилил железную хватку в отношении прессы, а Турция, подавив практически все независимые СМИ, освободила некоторых журналистов, ожидающих суда или апелляции. Авторитаризм, нестабильность и протесты на Ближнем Востоке привели к росту числа заключенных журналистов в регионе - особенно в Саудовской Аравии, которая сейчас находится на одном уровне с Египтом, занимающим третье место в списке стран-тюремщиков.

В своем ежегодном глобальном докладе Комитет по защите журналистов обнаружил по меньшей мере 250 журналистов в тюрьме в связи с их работой по сравнению с 255 представителями СМИ годом ранее. Наибольшее число журналистов, заключенных в тюрьму с начала ведения статистики КЗЖ, составляет 273 журналистов в 2016 году. После Китая, Турции, Саудовской Аравии и Египта лидирующими тюремщиками являются Эритрея, Вьетнам и Иран.

В то время как большинство журналистов, заключенных по всему миру, сталкиваются с обвинениями в антигосударственной деятельности, по сравнению с последними годами число обвиняемых в распространении «ложных новостей» возросло до 30 против 28 в прошлом году. Использование данного обвинения, которое правительство президента Египта Абдель Фаттах ас-Сиси применяет наиболее широко, резко возросло с 2012 года, когда КЗЖ обнаружил только одного журналиста в мире, столкнувшегося с этим обвинением. В прошлом году репрессивные страны, включая Россию и Сингапур, приняли законы, согласно которым за публикацию «ложных новостей» было введено уголовное наказание.

Перепись этого года впервые за четыре года отмечает, что Турция не заняла первое место по количеству брошенных за решетку журналистов, но сокращение числа заключенных не свидетельствует об улучшении ситуации для турецких СМИ. Уменьшение количества заключенных журналистов до 47 с 68 в прошлом году скорее отражает успешные усилия правительства президента Реджепа Тайипа Эрдогана по пресечению независимых репортажей и критики путем закрытия более 100 СМИ и предъявления обвинений, связанных с терроризмом, против многих из их сотрудников. С индустрией, потрясенной правительственными закрытиями и поглощениями, и множеством журналистов в изгнании, безработных или загнанных самоцензурой, 24 октября власти приняли ряд законов, в соответствии с которыми было дано право подавать новые апелляции за определенные преступления, включая «пропаганду террористической организации» - любимое обвинение прокуроров, и сокращены некоторые сроки предварительного заключения.

Журналистку Назлы Ылыджак обнимают после того, как ее выпустили из тюрьмы в Стамбуле в ноябре 2019 года. Суд вынес решение о ее освобождении, постановив, что она уже отбыла срок своего наказания в ожидании повторного слушания. Двое из ее коллег остаются в тюрьме по обвинению в терроризме, среди 47 журналистов, заключенных в тюрьму в Турции. (Рейтер/Хусеин Алдемир)

Десятки журналистов, которые в настоящее время не находятся за решеткой в Турции, все еще ожидают суда или повторного слушания и могут быть приговорены к тюремному заключению, в то время как другие были приговорены заочно и могут быть арестованы в случае возвращения в страну. По сообщениям СМИ, десятки тысяч военнослужащих, полицейских, законодателей, судей и прокуроров, а также журналистов были обвинены в преступлениях после неудавшейся попытки государственного переворота в 2016 году - это все, что осталось от правопорядка и судебная власть, похоже, едва поспевает выполнять свою работу. Одна из журналисток, Семиха Шахин, рассказала КЗЖ, как была переведена под домашний арест в ожидании суда, но, поскольку ее так и не оснастили электронным контрольным устройством, она может свободно передвигаться, но живет в постоянном страхе быть пойманной и возвращенной в тюрьму.

С тех пор, как КЗЖ начал отслеживать количество журналистов в тюрьме с начала 1990-х годов, Турция и Китай соперничают друг с другом за позорный титул самого ужасного тюремщика журналистов в мире. В 2019 году КЗЖ обнаружил, что по меньшей мере 48 журналистов были за решеткой в Китае, что на один больше, чем в 2018 году; их число неуклонно растет, поскольку президент Си Цзиньпин продолжает укреплять власть и установил жесточайший контроль над средствами массовой информации. В одном из недавних случаев в Китае София Хуан Сюэцинь, внештатный сотрудник, который ранее работала журналистом-расследователем в китайских агентствах, была арестована в октябре вскоре после того, как в своем блоге описала, каково это - шагать плечом к плечу с демонстрантами в Гонконге. Теперь же ей грозят обвинения в «ссорах и провокациях» - общее антигосударственное обвинение, выдвигаемое против критически настроенных сторон, которых правящая коммунистическая партия Китая считает угрозой.

Репрессии в провинции Синьцзян, где миллионы представителей мусульманских этнических групп были отправлены в лагеря для интернированных, привели к арестам десятков журналистов, в том числе некоторых, заключенных в тюрьму за журналистскую деятельность за несколько лет до этого. Из четырех таких журналистов, связанных с государственным издательством «Кашгар», которое выпускало книги и периодические издания по таким темам, как политика, правовые и демографические вопросы, два редактора вышли на пенсию как минимум за десять лет до этого.

Саудовские участники Инициативы по инвестициям в будущее стоят во время исполнения государственного гимна перед экраном, на котором изображены король Саудовской Аравии Салман (справа) и наследный принц Мухаммед ибн Салман, 28 октября 2019 года в Эр-Рияде. На конец 2019 года в Саудовской Аравии заключены за решетку не менее 26 журналистов. (Ассошиэйтед Пресс/Амир Набиль)

Власти Саудовской Аравии, где число находящихся в тюрьме журналистов неуклонно растет с 2011 года, также преследуют нескольких журналистов, которые, по-видимому, перестали вести профессиональную деятельность. В 2019 году королевство держало по меньшей мере 26 журналистов за решеткой, что ставит его на третье место в списке стран-тюремщиков наряду с Египтом. Власти Саудовской Аравии даже не притворяются и не скрывают нарушения в соблюдении надлежащей правовой процедуры - в 18 случаях обвинения не были раскрыты, а те, кто предстал перед судом, были осуждены в тайном и зачастую срочном порядке. Есть широко распространенные сообщения о пытках; весной текущего года медицинские отчеты попали в The Guardian - они включают подробные свидетельства избиения, поджога и морения голодом политических заключенных со стороны властей, в том числе четверых журналистов. Аресты и задокументированное насилие показывают, как наследный принц Мухаммед ибн Салман, который по мнению американских спецслужб и согласно независимому расследованию докладчика ООН, ответственен за убийство в 2018 году обозревателя "Вашингтон пост" Джамаля Хашогги, продолжает жестокие репрессии против инакомыслия.

Жестокое обращение также характеризует по крайней мере один недавний арест в Египте. 12 октября одетые в штатское сотрудники службы безопасности на автомобилях без опознавательных знаков преследовали машину с журналисткой и обозревателем Эсрой Абдельфаттах, вынудив съехать с дороги недалеко от Каира, вытащили ее из машины и избили, по словам ее друга и коллеги-журналиста Мухаммеда Салаха, который ехал вместе с ней. В камере предварительного заключения, по словам Абдельфаттах, ее избили во второй раз за отказ разблокировать телефон, а затем заковали в кандалы, продержав так несколько часов. Салах сообщил, что офицеры при первой встрече завязали ему глаза и избили, затем отвезли на пустынную трассу, где допрашивали в течение часа, затем забрали SIM-карту и бросили. Шесть недель спустя Салах был арестован и остается в тюрьме по сей день.

В целом, число журналистов в египетских тюрьмах несколько выросло с прошлого года - сейчас там содержится 26 человек, так как некоторые из них были освобождены в течение года. Но в другом показательном случае, где проявился страх Египта перед журналистами-критиками, власти приказали, чтобы некоторые освобожденные, в частности, отмеченный наградами фотограф Махмуд Абу Зейд, известный как Шавкан, и известный блогер Алаа Абдельфаттах, каждый вечер регистрировались в полицейском участке. Хотя вопрос, должны ли были журналисты оставаться на ночь в участке или идти домой, оставался на усмотрение дежурных офицеров, Шавкан, по словам его родственника, с момента освобождения из тюрьмы Тора 4 марта вынужден проводить каждую ночь в полицейском участке, что привело к включению данного журналиста в перепись КЗЖ. По словам сестры Абдельфаттаха, он также в течение шести месяцев ночевал в тюрьме, пока не был снова арестован 29 сентября.

Несколько новых арестов в Египте произошли в преддверии протестов против коррупции в армии 19 сентября, которые включали призывы к отставке президента ас-Сиси. Большинство журналистов, заключенных в тюрьму в Египте, являются ответчиками в массовых судебных процессах и обвиняются как в террористических преступлениях, так и распространении ложных новостей.

Иран, где также прошли массовые протесты в 2019 году, посадил за решетку еще нескольких журналистов, доведя общее количество до 11. Известный экономический репортер Мохаммад Мосаед был арестован после того, как написал в Твиттере «Здравствуй, свободный мир!» во время отключения интернета с целью подавления новостей о протестах против высоких цен на газ, сообщив, что он использовал «42 разных прокси» для выхода в онлайн. По меньшей мере три журналиста были также заключены в тюрьму в Алжире на фоне протестов за демократию.

В России под стражей находятся семь журналистов, четверо из которых вели репортажи в оккупированном Крыму о крымскотатарском населении и нападениях России на них.

Из 39 журналистов, заключенных в тюрьму в странах Африки к югу от Сахары, основная часть находится в Эритрее. От них нет вестей вот уже на протяжении двух десятилетий. За Эритреей, по числу заключенных журналистов, следует Камерун. Хотя число журналистов в тюрьмах в этом регионе в целом неизменно по сравнению с прошлым годом, КЗЖ считает, что свобода слова хромает в двух наиболее густонаселенных странах - Эфиопии и Нигерии, что не сулит ничего хорошего журналистам.

Вьетнам остается вторым тюремщиком в Азии после Китая, с 12 журналистами за решеткой. На американском континенте три журналиста были заключены в тюрьму.

Другие результаты ежегодной переписи КЗЖ включают:

• 98 % журналистов, заключенных в тюрьму по всему миру, являются местными репортерами, освещающими события своей страны. Трое из четырех журналистов с иностранным гражданством находятся в тюрьме в Саудовской Аравии, а четвертый - в Китае.

• 20 из заключенных в тюрьму журналистов, то есть 8 % от общего числа - женщины, по сравнению с 13 % в прошлом году.

• Освещение политики является наиболее частой причиной, по которой журналисты попадали в тюрьму, за ней следуют темы прав человека и коррупции.

• Более половины заключенных были интернет-журналистами.

КЗЖ в этом году пересмотрел результаты десятилетних исследований по заключенным журналистам в базе данных и исторические цифры, чтобы устранить дублирование; включать в перепись по дате ареста, а не по дате, когда КЗЖ узнал об их случае; и ретроспективно применять методологию настолько последовательно, насколько это возможно. В дальнейшем перепись каждого года, вероятно, будет приводить к незначительному корректированию чисел за предыдущие годы в процессе того, как КЗЖ будет узнавать об арестах, освобождениях или смертях в тюрьме. В 2019 году появилась новость о смерти журналиста Али Махмуда Усмана, указанного КЗЖ как заключенного тюрьмы в Сирии. Также в этом году КЗЖ обнаружил шестерых новых заключенных-журналистов, которые были в тюрьме до 2019 года, а также установил, что одна предыдущая китайская заключенная была брошена в тюрьму за стихи. Соответственно, КЗЖ скорректировал число заключенных в прошлом году журналистов до 255 с 251, о которых сообщалось в декабре 2018 года.

В настоящей переписи упомянуты только журналисты, отбывающие заключение в государственных тюрьмах. В неё не включены те, кто пропал без вести или удерживается неправительственными группировками. (Эти случаи, в том числе несколько журналистов, которых держат под стражей повстанцы-хуситы в Йемене и украинский журналист Станислав Асеев, удерживаемый пророссийскими сепаратистами на востоке Украины, классифицируются как «пропавшие без вести» или «похищенные»).

КЗЖ определяет журналистов как людей, которые освещают новости или комментируют общественно значимые процессы в любых средствах массовой информации, включая печатные издания, фотографии, радио, телевидение и интернет. В свою ежегодную перепись КЗЖ включает только тех журналистов, которые, как КЗЖ подтвердил, были заключены в тюрьму в связи со своей профессиональной деятельностью.

КЗЖ считает, что журналистов нельзя наказывать за выполнение своей работы. В прошлом году правозащитная деятельность КЗЖ способствовала досрочному освобождению по меньшей мере 80 заключенных журналистов по всему миру.

Список КЗЖ представляет собой список тех, кто находился за решеткой в 00:01 часов 1 декабря 2019 года. Он не включает многих журналистов, заключенных в тюрьму и освобожденных в течение года; информацию об этих случаях можно найти на https://cpj.org. Журналисты остаются в списке КЗЖ до тех пор, пока организация не установит, что они были освобождены или умерли в заключении.

Элана Бейзер - выпускающий редактор Комитета по защите журналистов. Ранее она работала редактором Dow Jones Newswires и The Wall Street Journal в Нью-Йорке, Лондоне, Брюсселе, Сингапуре и Гонконге.

Опубликовано

Как эта статья? Поддержите нашу работу