CPJ JOURNALIST SECURITY GUIDE

 

2Оценка риска и меры по его снижению


Похищения журналистов и сотрудников СМИ, с 2007 по 2012 г.
Afghanistan: 20
2 killed
Azerbaijan: 2
Bolivia: 1
1 killed
Brazil: 3
Cameroon: 1
Colombia: 1
Democratic Republic of Congo: 2
1 killed
Dominican Republic: 1
1 killed
Ecuador: 1
Georgia: 1
Guatemala: 1
Indonesia: 3
3 killed
Iraq: 25
18 killed
Israel and the Occupied Palestinian Territories: 2
Ivory Coast: 1
1 killed
Kazakhstan: 1
Kenya: 1
1 killed
Kyrgyzstan: 1
Libya: 7
Mexico: 24
14 killed
Nepal: 4
3 killed
Nigeria: 3
Pakistan: 17
6 killed
Philippines: 35
32 killed
Includes victims of 2009 Maguindanao ambush
Russia: 5
1 killed
Somalia: 11
1 killed
Sri Lanka: 6
Syria: 1
Tunisia: 1
Turkmenistan: 1
Uganda: 1
Venezuela: 1
1 killed
Yemen: 5
Zimbabwe: 2
1 killed
Source: CPJ, based on its publicly documented cases.


Решения, принимаемые вами при выполнении редакционного задания, имеют непосредственное значение как для вашей собственной безопасности, так и для безопасности окружающих. Риск, связанный с освещением войн, политических волнений и преступности, всегда неизбежен, но тщательное планирование и оценка этого риска могут снизить степень грозящей вам опасности. Реалистически оцените свои возможные физические или эмоциональные ограничения. Вероятно, имеет смысл заранее подумать обо всех людях, которые могут быть затронуты, если вы, предположим, станете инвалидом или будете убиты. Подумайте и об эмоциональных потерях, которые вы понесете, если станете продолжать публиковать «стрессовые» репортажи один за другим. В какой-то момент рассказ об еще одной жертве преступления, еще одном трупе, еще одной убитой горем семье может оказаться для вас невыносимым. Решение об отказе от репортажа следует воспринимать как признак зрелости, а не как источник позора или бесчестья.

Руководители СМИ должны рассматривать безопасность выполняющих редакционное задание журналистов как главный аргумент при принятии решения о том, поручать им такое задание или нет. Им не следует наказывать журналиста за отказ от задания в связи с возможным риском. Новостные организации должны осознавать свою ответственность за оказание поддержки «полевым» журналистам любого статуса - как штатным репортерам, так и стрингерам. Редакторам следует честно заявить о том, какую конкретную помощь их организация готова оказать: оплатить страховку жизни и здоровья, дать психологические консультации и т.п. Вопросы, оставшиеся неурегулированными до начала работы журналиста над репортажем, могут впоследствии привести к осложнениям, чреватым стрессами.

Комплексный план-анализ степени безопасности

Reuters

Перед тем, как приступить к выполнению потенциально опасного задания, всегда заранее оцените степень вашей будущей безопасности. Соответствующий план-анализ должен включать список ваших контактных лиц с указанием времени и способов выхода на связь с ними; описание всех известных вам рисков, в том числе обзор проблем, с которыми сталкивались репортеры до вас; а также схематические планы действий в опасных ситуациях. Следует провести консультации с различными источниками информации, в том числе с журналистами, имеющими опыт работы в данной местности или в освещении вашей будущей тематики, и с дипломатическими советниками; изучить сообщения о нарушениях свободы прессы и прав человека; ознакомиться с данными научных исследований. Редакторам, работающим со штатными или независимыми журналистами, следует всячески содействовать составлению аналитических планов, взяв на себя инициативу в проработке вопросов безопасности, а затем получить копию каждого такого плана. Независимый журналист, работающий без связи с медиа-организацией, должен с особой тщательностью подходить к составлению аналитического плана, консультациям с коллегами, анализу рисков и налаживанию будущей сети контактов. Примерная форма комплексного плана-анализа по вопросам безопасности дана в Приложении G.

По мере изменения условий работы следует часто производить переоценку рисков. «Всегда, постоянно, ежеминутно соотносите выгоду от того, что вы намерены сделать, с сопряженными с этим рисками. Как только вы почувствуете, что это соотношение не в вашу пользу - бросайте всё, уезжайте, улетайте: оно того не стоит, - писал Терри Андерсон, корреспондент «Ассошиэйтед пресс» на Ближнем Востоке, которого почти семь лет удерживали заложником в Бейруте, в «Руководстве КЗЖ по безопасности для журналистов», изданном в 1993 году. - Ни один репортаж не стоит того, чтобы вас из-за него убили».

Подлежащие оценке риски могут включать:

  • риски, связанные с ведением военных действий, в том числе перекрестный огонь, противопехотные мины, кассетные бомбы, мины-ловушки, артобстрелы и удары с воздуха;
  • взрывы бомб террористами;
  • похищение репортера для получения выкупа или достижения политических целей;
  • опасности, исходящие от толпы, включая возможность сексуального нападения, кражи, газовой атаки и других проявлений насилия;
  • дорожно-транспортные происшествия (главная причина преждевременной гибели людей во всем мире);
  • переход границы и другие контакты с потенциально враждебными или недисциплинированными вооруженными группировками;
  • визуальную слежку, ведущую к похищению или идентификации источников информации;
  • слежку с применением электронных средств и перехваты информации или информаторов;
  • потенциальное предательство или нелояльность информаторов, водителей, ремонтных рабочих, свидетелей и иных лиц;
  • обычные уголовные преступления, включая вышеперечисленные инциденты;
  • природные катаклизмы - ураганы, наводнения и т.п.;
  • опасность заражения болезнями - от инфекций, передающихся через воду, до СПИДа.

(Эти и другие источники опасности более подробно описываются в нижеследующих главах настоящего «Руководства...»).

Оценивая риски, следует учитывать возможность последующей эскалации любых негативных обстоятельств - от напряженной политической ситуации до стихийного бедствия. План-анализ должен содержать указания на то, где журналисту следует находиться или куда обратиться с просьбой о предоставлении убежища, если возникнет такая необходимость; где и как узнать последние новости о событиях внутри страны; нужно ли специальное оборудование - например, коротковолновой радиоприемник или приемник, работающий в частотном диапазоне метеостанций; в какие организации внутри страны - от правозащитных групп до иностранных посольств - можно обратиться за экстренной информацией; какие виды транспорта и планы перевозок предлагаются местными транспортными компаниями, и какие маршруты имеются для многократного въезда-выезда из страны.

Укажите в плане-анализе, как вы намерены организовать связь с редакторами, коллегами и вашими близкими, находящимися вне зоны риска. Журналисту нужно поддерживать регулярные контакты с редактором, коллегой, членом семьи или другим надежным человеком. Вам следует заранее договориться с вашими контактными лицами о том, как часто вы будете выходить на связь, по каким каналам и в какое условленное время, а также о том, как предотвратить перехват ваших сообщений. Вы и ваши контакты должны заранее решить самое главное: через какое именно время после вашего невыхода на связь нужно бить тревогу и куда обращаться за комплексной помощью в определении вашего местонахождения и принятии мер к вашему вывозу из страны или освобождению. Меры реагирования на угрозу могут включать систематические контакты с коллегами и друзьями, способными оценить ситуацию; с властями, которые могут организовать расследование; с дипломатами, которые могут оказать помощь, нажав на нужные рычаги.

Анализ степени безопасности должен отражать состояние коммуникационной инфраструктуры в регионе, откуда вы собираетесь вести репортажи, и содержать перечень оборудования, которое может вам потребоваться в чрезвычайной ситуации. Имеются ли там электричество, доступ в Интернет и мобильная или наземная телефонная связь? Останутся ли они доступными и впредь? Нужен ли генератор или автомобильный аккумулятор с DC-адаптором в качестве источника питания для вашего компьютера? Нужен ли спутниковый телефон? Следует решить и такие базовые вопросы, как питание и медицинская помощь. Есть ли еда и вода в свободной продаже? Доступны ли услуги госпиталя, клиники или врача? Нужна ли походная аптечка, и какой она должна содержать набор медикаментов?

Любой план мер по обеспечению безопасности должен отражать ту степень публичности, которая потребуется вам в процессе работы. Хотели бы вы ездить в автомобиле с надписью «Пресса» или «Телевидение», или вы бы предпочли не выделяться на фоне местного гражданского населения? Что для вас лучше: работать в одиночку или, напротив, в команде с другими журналистами? Если вы совершаете групповую поездку, то вам следует тщательно выбирать попутчиков. Возможно, вам не захочется ехать в компании человека, чье восприятие допустимого риска сильно отличается от вашего.

Информаторы и информация

Защита источников информации - краеугольный камень журналистики. Она особенно важна при освещении таких тем, как преступления с применением насилия, национальная безопасность и вооруженные конфликты; в противном случае источники информации могут понести юридическое наказание или стать объектами физической расправы.

Обеспечьте защиту ваших источников в процессе коммуникаций. Оцените, что лучше: звонить им по наземным телефонным линиям или по сотовому телефону; пользоваться открытой или кодированной электронной почтой; встречаться с информаторами дома или в офисе

Журналисты-фрилансеры в особенности должны понимать, что бремя защиты источников возложено главным образом на них. Ни один журналист не должен обещать информатору сохранение его имени в тайне, пока не будут взвешены все возможные последствия; если журналист или СМИ дали такое обещание, то они несут серьезную этическую ответственность перед своим источником.

Большинство средств массовой информации установили правила использования информации из конфиденциальных источников. В ряде случаев СМИ требуют от «полевых» журналистов раскрытия их конфиденциального источника своим редакторам. Журналистам следует знать эти правила до того, как давать обещания потенциальным источникам конфиденциальной информации. В США и многих других странах гражданские и уголовные суды имеют право выписывать повестки, обязывающие СМИ или отдельных журналистов идентифицировать своих конфиденциальных информаторов. В таких случаях выбор может быть жестким: либо раскрытие имени, либо штрафы и тюрьма. Медиа-организации, получающие такие судебные повестки, самостоятельно решают, как им поступить. Журнал «Тайм», оказавшись перед перспективой уплаты ежедневных штрафов и отправки репортера в тюрьму, решил в 2005 году подчиниться требованию суда о выдаче адресов электронной почты и записных книжек репортера в связи с утечкой информации о личности агента ЦРУ, хотя и был не согласен с позицией суда.

Медиа-компании имеют законное право выдавать суду записные книжки журналиста, если они в соответствии с контрактом или протоколом являются собственностью компании. Если же речь идет о независимом журналисте, то у медиа-организации меньше прав требовать, чтобы журналист назвал имя своего источника или передал ей свои журналистские наработки во исполнение судебной повестки.

В некоторых странах местные репортеры, освещающие организованную преступность, национальную безопасность или вооруженные конфликты, особенно подвержены риску угодить в тюрьму или подвергнуться пыткам, принуждению или атакам в связи с использованием конфиденциальной информации. В 2010 году КЗЖ задокументировал произошедшие в разных странах Африки многократные случаи, когда государственные чиновники отправляли за решетку, запугивали или преследовали журналистов, использовавших конфиденциальные документы. Например, в Камеруне власти посадили в тюрьму четырех журналистов, в чьи руки попала некая правительственная докладная записка, давшая повод усомниться в правильности расходования государственных финансовых средств. Одного из тех журналистов пытали; другой умер в тюрьме. Важно осознавать, что ваша этическая ответственность может быть подвергнута суровым испытаниям в зонах конфликтов сторонниками принудительных мер, которые могут прибегнуть к угрозам или применить силу.

Журналистам следует изучить и применять методы защиты источников информации в процессе коммуникаций и ведения записей. Продумайте, когда и каким образом вы будете связываться со своими контактными лицами; по какому телефону - мобильному или наземному - вам следует им звонить; где лучше встречаться с ними - в офисе или дома; какие сообщения - открытые или кодированные - им лучше отправлять по электронной почте или оставлять на чат-форумах. Придумайте простой код или псевдоним для того, чтобы не раскрывать личность вашего источника в сохраняемых письменных или электронных файлах. Обеспечьте физическую защиту письменных файлов, а электронные файлы защитите с помощью шифрования или иных методов, описанных ниже в Главе 3, «Информационная безопасность».

Поскольку личность информатора все-таки может быть раскрыта принудительно, многие журналисты в зонах конфликтов избегают записывать и даже предпочитают не знать полные или настоящие имена источников, если они не планируют называть их под протокол.

Законы об охране частной жизни и о клевете в разных странах различны, так же как и положения, регулирующие запись телефонных переговоров, собраний и других общественных мероприятий, отмечается в проекте «Гражданское законодательство о СМИ» (Citizen Media Law Project), осуществляемом Беркмановским центром «Интернет и общество» при Гарвардском университете. Во многих странах местные организации, защищающие свободу прессы, могут разъяснить основные положения законов о частной жизни и диффамации, а также практику применения этих законов властями (многие из этих организаций перечислены в Приложении E, «Журналистские организации»; полный список таких групп по всему миру можно запросить в Международной ассоциации по защите свободы слова, IFEX). Статус журналиста не дает человеку права заниматься воровством, грабежами или иным образом нарушать действующие законы ради получения информации.

Безопасность и оружие

Большинство журналистов и экспертов по вопросам безопасности не рекомендуют репортерам, освещающим вооруженный конфликт, ношение оружия или иных средств, ассоциируемых с экипировкой участников конфликта. Ношение оружия может поставить под сомнение ваш статус наблюдателя и, как логическое следствие, статус всех других журналистов, работающих в зоне конфликта. Во время военных действий в Сомали в начале 1990-х годов, а также в Ираке и Афганистане в начале 2000-х СМИ нанимали как вооруженных, так и невооруженных охранников для защиты журналистов на местах. Хотя присутствие охраны и мешало восприятию репортеров в качестве наблюдателей, у многих СМИ не оставалось иного выбора; они полагались на то, что частные охранники смогут защитить их сотрудников, если ситуация выйдет из-под контроля.

Ношение оружия столь же настоятельно не рекомендуется и при выполнении других заданий. В странах, где правоохранительные органы слабы, журналисты, ощущающие угрозу жизни и здоровью, иногда решаются носить с собой оружие. Принимая такое решение, вам следует учесть, что ношение оружие может привести к фатальным последствиям и подвергнуть сомнению ваш статус наблюдателя.

Сексуальное насилие

Сексуальное нападение на корреспондента CBS и члена совета директоров КЗЖ Лару Логан при освещении политических беспорядков в Каире в феврале 2011 года продемонстрировало важность данного аспекта безопасности для журналистов. При подготовке одного из своих докладов 2011 года КЗЖ опросил почти 50 журналистов, которые сообщили, что они тоже подвергались подобного рода нападениям при выполнении прошлых заданий. Большинство из тех жертв - женщины, но в их числе были и мужчины. По словам журналистов, пережитые ими сексуальные домогательства варьировались от незаметного «ощупывания» до изнасилований.

Изучение своего окружения и осознание того, какое внешнее впечатление вы можете производить в тех или иных обстоятельствах, являются важными факторами предотвращения сексуальной агрессии. Международный институт безопасности журналистов (INSI, International News Safety Institute) - консорциум СМИ и журналистских групп, куда входит КЗЖ, совместно с Джудит Мэтлофф - опытной международной журналисткой и профессором факультета журналистики - опубликовали свои рекомендации по поводу того, как свести к минимуму риск подвергнуться сексуальной агрессии при выполнении редакционного задания. Некоторые из их советов приведены в настоящем «Руководстве...» вместе с рекомендациями многочисленных журналистов и экспертов по вопросам безопасности, с которыми консультировался КЗЖ.

Имейте представление о культуре страны/региона пребывания и ознакомьтесь с окружающей обстановкой. Перемещайтесь вместе с коллегами и вспомогательным персоналом. Оставайтесь рядом с краем толпы и помните о маршруте выхода.

Журналистам следует одеваться консервативно и в соответствии с местными традициями; женщинам-репортерам, например, рекомендуется в ряде регионов мира носить головные шарфы. Женщинам также следует носить обручальное - или похожее на него по дизайну - кольцо, независимо от того, замужем они или нет. Им не рекомендуется надевать ожерелья, делать прическу в виде «конского хвоста» и вообще, носить что-нибудь, за что может ухватиться потенциальный агрессор. Многие эксперты советуют женщинам не носить обтягивающие блузки и джинсы, не делать макияж и не надевать драгоценности, чтобы не привлекать ненужного внимания.

Вероятно, для вас будет предпочтительнее носить свободную одежду вкупе с тяжелыми ремнями и ботинками, которые трудно с вас сорвать. Если вы сложите свою репортерскую аппаратуру в малоприметную сумку, это также поможет избежать излишнего внимания. Может быть, имеет смысл носить с собой перечный спрей или просто аэрозольный дезодорант, которым можно брызнуть потенциальному агрессору в лицо.

По разным причинам, относящимся к вопросам обеспечения безопасности, журналистам следует совершать поездки и работать только в компании коллег или сотрудников обслуживающего персонала. Местные подсобные рабочие, переводчики и водители могут обеспечить журналистам-международникам достаточную степень безопасности, в частности, в ходе поездок или выполнения заданий при скоплении большого количества людей или при их хаотических перемещениях. Обслуживающие работники могут наблюдать за безопасностью ситуации в целом и определять возможные источники риска во время работы журналиста. Очень важно тщательно проверить местных наемных работников и взять у коллег рекомендательные отзывы о них. Некоторые журналисты сообщали о сексуальных домогательствах со стороны подсобного персонала.

Эксперты рекомендуют журналистам хорошо изучить свое окружение с тем, чтобы чувствовать себя в нем уверенно, но при этом не вступать в разговоры и избегать прямого визуального контакта с незнакомыми людьми. Женщинам-репортерам следует помнить о том, что жесты фамильярности - например, обнимания или улыбки, даже в общении с коллегами - могут быть неправильно истолкованы и повысить риск привлечения нежелательного внимания. Эксперты советуют не смешиваться с преимущественно мужскими толпами, держаться ближе к краю толпы и планировать возможные пути отхода. Там, где возможно, выбирайте отели с охраной и избегайте вселения в номера с легкодоступными окнами и балконами. Закрывайтесь на все дверные замки в отеле; продумайте вариант дополнительного использования собственных запорных устройств и системы тревожного оповещения о нажатии на дверную ручку. Международный институт безопасности журналистов рекомендует иметь наготове легенду (например, «Я жду коллегу, он вот-вот приедет») на случай, если вам оказывают ненужное внимание.

В общем и целом, старайтесь избегать ситуаций, повышающих степень риска, советуют эксперты. К таким ситуациям относятся: пребывание в отдаленном районе без компаньона, которому вы доверяете; пользование неофициальными такси или такси, в которых уже сидят несколько не известных вам пассажиров; нахождение в лифте или коридоре один на один с незнакомцем; обед в одиночку в ресторане, если вы не уверены, что это безопасно; длительные встречи один на один с мужчинами-информаторами или работниками вспомогательного персонала. Регулярные контакты с новостными редакторами и распространение контактной информации о себе и ваших помощниках - всегда полезные действия с точки зрения обеспечения вашей безопасности. Имейте при себе мобильный телефон с номерами, по которым вы можете позвонить в чрезвычайной ситуации - как лицам, с которыми вы поддерживаете профессиональные контакты, так и сотрудникам местных спасательных служб. Остерегайтесь раскрывать кому-либо свои персональные данные.

Если журналист почувствовал, что сексуальная агрессия неминуема, эксперты рекомендуют сделать или сказать что-то такое, что сбило бы агрессивную динамику поведения нападающего. Один из вариантов - завопить или позвать на помощь, если находящиеся поблизости люди смогут вас услышать. Можно прокричать что-то неожиданное, например: «Что это там едет - не полицейская ли машина?» Еще один вариант - что-то уронить, разбить или бросить; это может повергнуть нападающего в смятение. Наконец, можно даже обмочиться или обделаться.

Сеть гуманитарной практики (HPN, Humanitarian Practice Network) - форум для сотрудников гуманитарных миссий и политиков, работающих в гуманитарном секторе - выпустила руководство по вопросам безопасности, содержащее ряд рекомендаций для журналистов. Эта сеть, входящая в британский Институт по вопросам международного развития (ODI, Overseas Development Institute), рекомендует журналистам приобрести некоторые познания в местном языке и использовать фразы и предложения на нем для того, чтобы изменить ситуацию в свою пользу в случае угрозы нападения.

Защитить и сохранить свою жизнь при сексуальном нападении - самая главная задача, считают HPN и другие эксперты. Некоторые специалисты по вопросам безопасности рекомендуют журналистам овладеть приемами самообороны для того, чтобы отбиваться от нападающих. Однако среди экспертов распространена и противоположная точка зрения: отпор агрессору может лишь повысить риск применения насилия с летальным исходом. Факторы, которые нужно просчитать, включают количество нападающих, применение/неприменение оружия, а также присутствие/отсутствие других людей при инциденте. Некоторые эксперты полагают, что дать отпор необходимо, если преступник, совершивший публичное нападение, пытается увлечь свою жертву в безлюдное место.

Сексуальное насилие возможно и при задержании журналиста официальными властями или при его взятии в плен нерегулярными вооруженными формированиями. Установление контакта с охранниками или тюремщиками может снизить риск проявления любого вида агрессии с их стороны; однако журналистам следует иметь в виду, что насилие все равно может иметь место - им могут просто не оставить выбора. Главной задачей для них при этом остается сохранение собственной жизни.

Командирующие медиа-организации могут включать советы по поводу защиты от возможного сексуального нападения в свои руководства по безопасности - с целью усилить внимание журналистов к данному вопросу и стимулировать соответствующие дискуссии. Поскольку документальные свидетельства сексуальной агрессии против журналистов достаточно ограниченны, СМИ могут составить список стран, где степень риска подвергнуться сексуальному насилию в целом более высока - например, в зонах конфликтов, где изнасилование используется в качестве оружия; в странах с низким уровнем соблюдения законности; а также в регионах, где широко практикуется сексуальная агрессия. Командирующие организации могут четко сформулировать свою политику по вопросам реагирования на сексуальные нападения на журналистов - в плане предоставления им необходимой медицинской, юридической и психологической помощи. Сообщения жертв о пережитой ими сексуальной агрессии должны рассматриваться как первоочередной повод для оказания им медицинской помощи, а также как часть общей угрозы для безопасности других журналистов. Управленцы, занимающиеся сексуальными нападениями на журналистов, должны проявлять деликатность, учитывая пожелания жертв касательно сохранения соответствующей информации в секрете, и помнить об эмоциональных травмах, связанных с получением журналистами такого рода опыта. Главное, в чем нуждается пострадавший журналист - это сочувствие, уважение и безопасность.

Пережившим сексуальную агрессию журналистам следует рассматривать сообщение о насилии как средство получения необходимой медицинской помощи и документальное подтверждение риска, которому могут подвергнуться их коллеги. По словам некоторых журналистов, опрошенных КЗЖ, они не хотели сообщать о фактах сексуального насилия из-за боязни получить репутацию репортеров, оказавшихся неспособными к выполнению опасных заданий. Редакторам нужно позаботиться о создании атмосферы, в которой журналисты могли бы сообщать о фактах сексуальных домогательств, не опасаясь быть отстраненными от выполнения будущих заданий и с уверенностью в получении необходимой помощи и поддержки.

Комитет по защите журналистов проводит политику документирования всех случаев сексуальной агрессии по отношению к журналистам. Он призывает репортеров сообщать о подобных происшествиях и обещает, что информация по каждому случаю будет либо публиковаться, либо сохраняться в секрете - в зависимости от пожеланий журналиста.

Взятие в плен

AP Ситуации с похищением журналистов для получения выкупа или в политических целях случались за 31-летнюю историю КЗЖ довольно часто. Многочисленные сообщения о похищениях приходили из таких стран, как Колумбия, Филиппины, Россия, Ирак, Пакистан, Афганистан, Мексика и Сомали, по данным исследований КЗЖ. В одном только Афганистане, по нашим данным, повстанцы и криминальные группы захватили не менее 20 журналистов и других работников СМИ за период с 2007 по 2011 год. По меньшей мере двое из них погибли.

Лучшим профилактическим средством является соблюдение мер предосторожности. В опасных регионах передвигайтесь группами, позаботившись о том, чтобы редакторы и, возможно, кто-то из местных жителей, которым вы доверяете, знали о ваших планах. Составьте план действий на случай чрезвычайной ситуации, указав номера телефонов, по которым гражданам и организациям нужно будет звонить, если вы пропадете без вести. Заранее договоритесь с редакторами и доверенными лицами о том, через какое время после вашего невыхода на связь им нужно начинать бить тревогу.

Если вас захватили в плен, то похититель может первым делом попытаться найти информацию о вас в Интернете. Выйдя в сеть, похитители узнают о вас все: где вы работаете, какие вы делаете репортажи, какое у вас образование, с кем вы поддерживаете личные и профессиональные контакты, а также, возможно, сколько стоит дом, в котором вы живете со своей семьей. Есть смысл ограничить объем личных данных и информации о своих политических симпатиях, публикуемых вами в своих профилях в Интернете. Будьте готовы отвечать на жесткие вопросы о вашей семье, финансах, репортерской работе и членстве в политических организациях.

Тренинги по поведению во враждебном окружении включают инструкции по преодолению трудностей и технике выживания. Один из советов - попытаться наладить контакт с похитителями, что может снизить риск причинения тюремщиками вреда вашему здоровью. Сотрудничайте с удерживающими вас людьми, но не пытайтесь потакать им. Сделайте все, чтобы они поняли, что вы не участник боевых действий, а наблюдатель, призванный рассказать о ситуации во всех ее аспектах. Шаг за шагом продвигайтесь к концу выпавшего на вашу долю испытания и стремитесь по мере возможности сохранять душевное спокойствие. Может случиться так, что обещания об освобождении будут даны вам не сразу; что еще хуже, похитители могут угрожать вам расправой.

Журналистам, захваченным группой, следует вести себя так, чтобы охранники содержали вас в плену всех вместе, а не поодиночке. Возможно, для этого вам придется подчиняться приказам охраны и убеждать похитителей, что им будет менее хлопотно следить за всей группой сразу. Находясь в неволе, журналистам нужно оказывать друг другу моральную и эмоциональную поддержку. Действуя как единая команда, вы увеличите шансы каждого из вас на благополучное освобождение.

Во время пребывания в плену у вас могут возникнуть шансы на побег, но многие журналисты-ветераны и эксперты по вопросам безопасности предупреждают, что такие шансы чрезвычайно малы и что перспективы побега нужно взвешивать относительно возможных фатальных последствий его неудачи. В Пакистане в 2009 году репортеру New York Times Дэвиду Роде и местному журналисту Тахиру Лудину все-таки удалось убежать от талибов, державших их в плену семь месяцев. Оценив степень риска, журналисты пришли к выводу, что похитители не ведут серьезных переговоров об их освобождении, и решили: нужно пытаться бежать, писал Роде впоследствии. Некоторые похитители, однако, могут подчиняться единому командованию, которое вы со временем сможете убедить в том, что являетесь репортером, заслуживающим освобождения.

Пока вы находитесь в плену, вашим редакторам и родственникам рекомендуется добиваться вашего освобождения совместными усилиями. Как только сведения о вашем захвате будут подтверждены, им следует связаться с представителями правительства в стране, где произошел захват, а также с властными структурами в стране базирования командирующей медиа-организации и на родине каждого из журналистов.

Им нужно проконсультироваться с дипломатами, имеющими опыт работы на театре военных действий, частными экспертами по вопросам безопасности и журналистскими организациями, например, с КЗЖ. При Международном институте безопасности журналистов действует Глобальный центр помощи в ситуациях с захватом заложников (Global Hostage Crisis Help Centre), который может рекомендовать экспертов по спасению захваченных репортеров. Дартовский центр «Журналистика и травмы» (Dart Center for Journalism & Trauma) может предложить консультации родственникам пострадавших журналистов и иным лицам (см. Главу 10, «Стрессовые реакции»). Ответить на вопрос о том, следует ли удовлетворять выдвигаемые похитителями требования, достаточно трудно. Захват заложников - это испытание способности жертв проявить терпение и сохранить душевное равновесие.

Редакторам и родственникам следует выступить единым фронтом, объявив захваченного журналиста связующим звеном и представителем общественности на переговорах с властями. Возможно, властные структуры станут принимать решения независимо от мнения родственников и коллег (или наперекор ему), но если ясно изложить свою позицию властям и прессе, это может увеличить шансы на активное воздействие на процесс принятия решений.

Большинство правительств провозгласили политику невыплаты выкупа похитителям, хотя на практике, по сообщениям прессы, правительства некоторых стран, в том числе Франции и Японии, помогали уплачивать выкуп за освобождение похищенных журналистов. Редакторы и родственники в одних случаях могут, а в других не могут влиять на принятие решений о проведении правительственной операции по спасению заложников. Например, правительство Великобритании провело переговоры с редакцией, а затем приняло независимое решение отдать приказ о проведении операции по спасению британо-ирландского корреспондента New York Times, захваченного в Афганистане в 2009 году. Репортера Стивена Фэррела удалось спасти, но афганский журналист Султан Мохаммед Мунади, работавший ассистентом Фэррела, был убит.

Похитители могут попытаться вынудить СМИ заняться пропагандой или начать освещать ситуацию односторонне - так, как это выгодно киднепперам. В 1990-е годы «левые» партизаны и «правые» военизированные формирования в Колумбии часто похищали журналистов с тем, чтобы заставить СМИ публиковать свои политические заявления. В 2006 году бразильский телеканал Globo показал в эфире любительское видео с жалобами на «излишне жестокое» обращение с заключенными в тюрьмах; этому предшествовало похищение репортера и технического сотрудника телестанции одной из местных криминальных группировок. Оба журналиста были позднее освобождены. Редакциям следует учитывать, что уступки требованиям похитителей могут повлечь за собой дальнейшие попытки заставить СМИ представлять ситуацию в искаженном свете.

В качестве еще одной формы принуждения похитители могут потребовать от журналиста записать видеообращение, содержащее пропагандистские заявления. Некоторые журналисты соглашались на это, считая, что тем самым они увеличивают свои шансы на благополучное освобождение. Другие отказывались, полагая, что демонстрация независимости даст им рычаги давления на своих киднепперов.

Решение о выборе варианта поведения целиком и полностью зависит от конкретных обстоятельств и от личности заложника.

Реагирование на угрозы

Угрозы являются не просто тактическим средством для запугивания критически настроенных журналистов; за ними нередко следуют реальные нападения. Тридцать пять процентов журналистов, убитых за последние двадцать лет, по данным исследований КЗЖ, перед смертью получали угрозы. Поэтому к угрозам следует относиться со всей серьезностью, особенно в тех случаях, когда возможно реальное применение насилия.

Выбор варианта ответного поведения отчасти зависит от местных обстоятельств. Сообщение об угрозах в полицию - вполне приемлемая практика в странах с сильными нормами права и заслуживающими доверия правоохранительными органами. В странах с коррумпированными правоохранительными структурами сообщение об угрозах в полицию может оказаться бесполезным и даже привести к обратным результатам. Такого рода факторы нужно тщательно взвешивать.

Всегда сообщайте о получении угроз своим редакторам и коллегам, которым вы доверяете. Позаботьтесь о том, чтобы они узнали все детали - в частности, о характере угрозы и о том, как и когда она поступила. Некоторые журналисты информировали об угрозах общественность через свои СМИ или личные блоги. Сообщите об угрозах также местным и международным организациям, защищающим свободу прессы - таким, как Комитет по защите журналистов. КЗЖ либо поставит общественность в известность, либо сохранит информацию в тайне - в зависимости от ваших пожеланий. По словам многих журналистов, публикация информации об угрозах помогла им избежать расправы.

Журналистам, получающим угрозы, также можно подумать о временной или постоянной смене задания. Редакторам следует провести тщательные консультации с получающим угрозы журналистом и срочно сменить порученное ему задание, если тот просит об этом, опасаясь за свою безопасность. Некоторые журналисты, которым угрожали, убеждались в том, что приостановка выполнения рискованного задания приводила к снижению степени риска их работы во враждебном окружении.

Если ситуация действительно опасна, журналистам следует подумать либо о переезде в другое место внутри страны, либо о выезде за рубеж. Получающим угрозы журналистам следует посоветоваться о со своими близкими о возможном переезде, а также попросить помощи у своей медиа-организации и профессиональных ассоциаций, если переезд признан необходимым. Например, колумбийский редактор-расследователь Даниэль Коронелл с семьей переехал на два года в США после получения ряда угроз, в том числе похоронного венка, доставленного к двери его дома, в 2005 году. По возвращении в Колумбию Коронелл возобновил журналистские расследования; хотя угрозы продолжали поступать, они стали более редкими и менее интенсивными. КЗЖ может предложить получающим угрозы журналистам консалтинговые услуги, а иногда и прямую поддержку в виде, например, помощи по смене местожительства.



РУКОВОДСТВО ПО БЕЗОПАСНОСТИ ДЛЯ ЖУРНАЛИСТОВ

Содержание

1. Базовая подготовка

3. Информационная безопасность

 



РУКОВОДСТВО ПО БЕЗОПАСНОСТИ ДЛЯ ЖУРНАЛИСТОВ » Перейти к: