Дата публикации: 20 декабря 2011 года

НЬЮ-ЙОРК
Пакистан второй год подряд остается самой опасной страной для прессы; в 2011 году освещение политических волнений в различных странах мира оказалось чрезвычайно рискованным занятием -- такие выводы содержатся в ежегодном обзоре смертности журналистов, проводимом Комитетом по защите журналистов (КЗЖ). Анализ КЗЖ выявил заметные изменения по сравнению с данными прошлых лет: число адресных убийств сократилось, а смертность при выполнении опасных заданий, таких как освещение уличных протестов, достигла рекордных показателей. Смертность среди фотографов и операторов, часто подвергающихся значительной опасности в ходе беспорядков, сопровождающихся насилием, более чем в два раза превышает средний уровень за прошедшие годы.

В 2011 году убийства, непосредственно связанные с профессиональной деятельностью, унесли жизни по меньшей мере 43 журналистов в различных странах мира, причем самый высокий показатель смертности в отдельной стране -- семь смертей -- был зарегистрирован в Пакистане. К числу стран, в которых журналистская деятельность сопряжена с наибольшей степенью риска, относятся также Ливия, Ирак (где зарегистрировано по пять смертных случаев) и Мексика (три смертных случая). Общее количество жертв близко к потерям, зарегистрированным в 2010 году, когда в связи со своей профессиональной деятельностью погибли 44 журналиста. В настоящее время КЗЖ расследует еще 35 смертельных случаев, произошедших в 2011 году, чтобы определить, были ли они связаны с профессиональной деятельностью погибших.

Обзор КЗЖ выявил значительные изменения в характере смертей журналистов. Шестнадцать журналистов погибли при выполнении опасных заданий, причем многие из них  -- в ходе освещения актов противостояния между властями и протестующими, которые сопровождали волнения, охватившие арабский мир. Жертвами стали Хасан аль-Вадхаф -- йеменский оператор, застреленный снайпером при освещении антиправительственных протестов в Сане, Ахмад Мохаммед Махмуд -- египетский репортер, которого застрелили во время съемки акции протеста в Каире. «Журналисты, работающие в таких условиях, подвергаются не меньшей опасности, чем военные корреспонденты, освещающие вооруженный конфликт, -- заявил Ахмед Тарек, репортер агентства Middle East News, которого схватили полицейские, когда он вел репортаж о протестах в Александрии (Египет). -- Наибольшая опасность, с которой сталкиваются сегодня представители СМИ в постреволюционных арабских странах, это травля со стороны политических сил, которые враждебно относятся к любому, кто разоблачает их деятельность».

19 убийств, зафиксированных в 2011 году -- самый низкий совокупный показатель с 2002 года. На долю адресных убийств, от которых по статистике погибает почти три четверти журналистов, в 2011 году пришлось менее половины всех потерь. Но сообщения об убийствах поступали как из России, так и с Филиппин, где расправы над представителями прессы давно не редкость. В расположенной на юге России республике Дагестан убийца подстерег и расстрелял основателя критически настроенной независимой газеты Черновик Гаджимурада Камалова перед зданием редакции.  На Филиппинах КЗЖ зафиксировал два убийства радио-комментаторов, связанные с их профессиональной деятельностью. Один из них, Ромео Олеа, был убит выстрелом в спину, когда ехал на мотоцикле на работу. КЗЖ проводит глобальную кампанию по борьбе с безнаказанностью, которая нацелена именно на эти две страны.

В 2011 году в ходе боевых действий погибли восемь журналистов, причем большинство из них -- во время революции в Ливии. Жертвами стали всемирно известные фотожурналисты Крис Хондрос и Тим Хетерингтон, погибшие во время минометного обстрела в Мисурате на западе страны, и Али Хасан аль-Джабер, оператор телеканала Al-Jazeera, которого застрелили недалеко от города Бенгази сторонники Муаммара Каддафи. Ливийский конфликт стал одной из революций, которые «действительно хорошо освещались на телевидении», -- сказал американский видео-репортер газеты Global Post Джеймс Фоули, арестованный в апреле  в Ливии. -- Съемки вели буквально все, а видеоматериалы не заметить довольно сложно».

В 2011 году погибло особенно много фотожурналистов. На фотографов и операторов пришлось около 40 процентов всех смертей, что примерно в два раза превышает статистические показатели, фиксировавшиеся КЗЖ с 1992 года. Среди убитых Лукас Мебрук Долега, фотограф агентства European Pressphoto, которого зашибло канистрой со слезоточивым газом, выпущенной силами безопасности при подавлении массовой январской демонстрации, приведшей к отставке президента Зина эль-Абидина бен Али.

В течение года за свою профессиональную деятельность были убиты восемь онлайновых журналистов. Жертвами, в частности, стали мексиканский репортер Мария Элизабет Масиас Кастро, чье обезглавленное тело было найдено недалеко от города Нуэво-Ларедо вместе с запиской, в которой говорилось, что журналистка была убита за освещение новостей на сайтах социальных медиа. Это первое в мире зафиксированное КЗЖ убийство, непосредственно связанное с журналистскими публикациями в социальных медиа. Еще одной жертвой среди онлайновых журналистов стал Мохаммед аль-Наббус, создатель веб-сайта ливийской телекомпании Al-Hurra, который был убит при освещении боевых действий в Бенгази. Аль-Наббус вел прямую аудио-трансляцию с места боевых действий, когда стрельба неожиданно прервала его репортаж.

До 2008 года медиа журналисты редко появлялись в списке жертв, который публикует КЗЖ. Однако с тех пор онлайн-журналисты все чаще оказываются на передовой журналистского фронта, и число погибших в их рядах неуклонно растет.

По данным КЗЖ, в 2011 году существенную долю погибших составили внештатные сотрудники. Они составили треть убитых журналистов, что в два раза больше предыдущих показателей. В ноябре в результате ножевых ранений, полученных на улице в г. Баку, погиб азербайджанский журналист-фрилансер Рафик Таги. До этого ему угрожали в связи с его критическим освещением политики исламистов и действий правительства.

Насилие в отношении представителей СМИ продолжается в Пакистане, где за последние пять лет в связи со своей деятельностью погибли 29 журналистов. Среди жертв 2011 года - Салим Шахзад, репортер Asia Times Online, которого убили после того, как он раскрыл связь между Аль-Каидой и пакистанским ВМФ. Пять из семи смертей в Пакистане были результатом преднамеренных убийств, ни одна из них не раскрыта. Согласно долгосрочному исследованию, проводимому КЗЖ, Пакистан занимает одно из последних мест по раскрываемости убийств журналистов. «Решить проблему просто, но в то же время очень сложно, -- заявил пакистанский репортер Умар Чима, который сам пережил похищение и жестокие побои в 2010 году. -- Власти должны серьезно отнестись к этому и понять, что они обязаны защищать журналистов. Если журналист подвергается угрозам, виновник должен понести наказание. Если хотя бы одного преступника привлечь к ответственности, это ясно даст понять, что подобные преступления не останутся безнаказанными».

Значительное количество убийств в Ливии в связи с вооруженным восстанием и общим уровнем насилия никого не удивило. Тот факт, что пять убийств, зафиксированных в Ираке, соответствовали уровню смертности в Ливии, показывает, насколько прочно насилие укрепилось в жизни страны. Достигнув пика в середине прошлого десятилетия, в 2008 году количество убийств журналистов в Ираке стало снижаться. Однако за последние годы статистика смертности выровнялась вследствие гибели журналистов как в результате преднамеренных убийств, так и нападений повстанцев, примером которых может служить мартовское нападение на здание местного правительства в Тикрите, при котором погибли репортеры Сабах аль-Бази и Муаммар Кадыр Абдельвахад.

В Мексике КЗЖ зафиксировал смерти трех журналистов, которые были непосредственно связаны с их профессиональной деятельностью; в настоящее время комитет занимается расследованием еще четырех убийств журналистов. Мексиканские власти по-видимому не в состоянии справиться с повсеместным насилием в отношении представителей СМИ. В конце года Конгресс обсуждал законопроект, согласно которому преступления против свободы самовыражения попадут под действие федерального законодательства, что позволит отстранить от расследования подобных дел коррумпированных местных чиновников, запуганных криминальными группировками. Мексиканские журналисты по прежнему стоят перед тяжелым выбором: подвергать свою работу цензуре, либо свою жизнь риску. Журналист Ноэль Лопез Ольгин в своей колонке "With a Lead Pen" написал о торговле наркотиками и должностной коррупции. В мае, спустя два месяца после того, как он был похищен вооруженными людьми, его труп обнаружили в безымянной могиле в штате Веракрус.

В 2011 году в Афганистане и Сомали -- странах, где ведутся боевые действия и насилие в отношении представителей СМИ не спадает, также были выявлены случаи гибели журналистов. В Сомали КЗЖ зафиксировал смерть одного журналиста и одного работника СМИ, а в Афганистане -- убийства двух журналистов. Эти случаи, произошедшие на разных континентах, в то же время были очень похожи, что свидетельствует о чрезвычайной опасности освещения конфликтов. В Сомали войска Африканского союза открыли огонь по колонне с гуманитарным грузом, в результате чего погиб оператор из Малайзии Норамфайзул Мохд. Африканский союз назвал перестрелку случайностью, однако не сообщил никаких подробностей произошедшего. Во время атаки повстанцев в афганском городе Тарин Кот американский солдат застрелил корреспондента Pajhwok Afghan News и Би-Би-Си Омайда Хпалвака. Представители Международных сил содействия безопасности в Афганистане пришли к выводу о том, что солдат принял корреспондентское удостоверение Хпалвака за спусковой механизм бомбы.

Двое журналистов умерли, находясь под арестом в Бахрейне. Карим Фахрави, основатель независимой газеты Al-Wasat, и Закария Рашид Хасан аль-Ашири, редактор сайта местных новостей поселка Аль-Даир, умерли в апреле с интервалом в неделю. Хотя власти утверждали, что оба скончались от естественных причин, широко распространено мнение, что журналисты погибли в результате жестокого обращения. Соучредитель газеты Al-Wasat, Мансур аль-Джамри заявил, что смертью Фахрави власти хотят предупредить своих критиков: «Это может произойти и с тобой, никто тебя не защитит и не сможет тебе помочь».

Анализ, проведенный КЗЖ, выявил также другие тенденции и факты:

С 1992 года КЗЖ ведет подробную документацию всех случаев гибели журналистов. В ходе рассмотрения каждого дела сотрудники КЗЖ проводят независимое расследование и проверку обстоятельства смерти. Смерть журналиста считается связанной с его профессиональной деятельностью только тогда, когда есть достаточные основания полагать, что журналист был убит непосредственно в отместку за свою профессиональную деятельность, во время боевых действий или при выполнении опасного задания.

Если мотивы убийства неясны, но существует возможность того, что журналист погиб в связи со своей профессиональной деятельностью, КЗЖ относит случай к категории «неподтвержденных» и продолжает расследование. Журналисты, умершие от болезней или погибшие в результате несчастных случаев (таких как автомобильные аварии или авиакатастрофы), не вносятся в список КЗЖ, если только авария не была вызвана враждебными действиями. Другие организации прессы, которые используют иные критерии, сообщают о большем числе убийств журналистов, чем КЗЖ.

База данных КЗЖ по журналистам, убитым в связи с их профессиональной деятельностью в 2011 году, содержит краткие отчеты о каждой из жертв и статистический анализ. Кроме того, КЗЖ ведет базу данных по всем журналистам, убитым с 1992 года. Окончательный список журналистов, убитых в 2011 году, будет опубликован в начале января.

Специальный доклад Комитета по защите журналистов, с дополнительными репортажами Кристин Джонс и Далии Эл-Зейн.