Репортаж «в одиночку»: чем больше фрилансеров, тем меньше поддержки и выше риск

Имеется также на English, Português, Español, العربية, Français, Türkçe

Роберт Махони

Журналистка бежит вместе с боевиком-повстанцем, пытаясь уйти из-под огня снайперов в районе Алеппо (Сирия) 10 октября 2014 года. (Рейтер/Джалаль аль-Мамо)

Сегодня Мэтью Эйкинс вряд ли бы снова отважился «прогуляться» в Афганистан так, как он сделал это шесть лет назад.

«Я задрал нос и совершил «классический фрилансерский марш-бросок» в зону боевых действий с рюкзаком за плечами и ноутбуком под мышкой, - рассказывает работающий в Кабуле канадский журналист. - Для начала я несколько раз бездумно подверг себя весьма серьёзному риску, не очень представляя себе, что я делаю, и не имея связей с людьми, которые могли бы дать мне дельный совет».

Содержание
Attacks on the Press book cover

Эйкинс не только выжил, но и добился успеха, о чём свидетельствуют многочисленные награды, полученные им за репортажи для мировых информационных агентств.

Столь дерзкая неподготовленность к выполнению миссии, вероятно, заставила бы экспертов по вопросам безопасности в сфере СМИ содрогнуться, но именно так многие из ныне успешных журналистов когда-то входили в профессию.

По словам Эйкинса, он симпатизирует фрилансерам, идущим на риск ради карьерного роста, хотя и понимает, что главное - это соблюдение безопасности. Когда его спросили, повёл бы он себя сегодня так же или по-другому, он, помолчав, сказал: «Трудно ответить на этот вопрос... Но нет, хотелось бы думать, что я нашёл бы более разумные подходы к выполнению подобной миссии».

Теперь на его стороне годы и накопленный опыт, но для начинающих журналистов, особенно фрилансеров, мир стал сегодня ещё более опасным.

Нейтральное пространство, в котором журналисты могут работать как независимые свидетели происходящих событий, постоянно сужается. Убийства американских фрилансеров Джеймса Фоули  и Стивена Сотлоффа, которые были обезглавлены в Сирии в 2014 году боевиками из группировки «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ), высветили степень существующей опасности. Сегодня журналисты превратились в мишени. Повстанческие группировки уже не используют журналистов как каналы для передачи новостей; теперь они похищают журналистов с тем, чтобы создавать информационные поводы.

«Средства массовой информации - достаточно хорошая мишень, если вы хотите публичности, поскольку они всегда устраивают шумиху вокруг спасения кого-то из своих, - сказал Ричард Сэмбрук, председатель попечительского совета Международного института безопасности журналистов (INSI) и бывший глава службы новостей Би-Би-Си. - Если вы захватили или убили журналиста, вы непременно окажетесь в центре внимания».

За 12 лет существования INSI Сэмбрук наблюдал за тем, как изменяется профиль риска для журналистов: от необходимости физической защиты - от угроз получения травм и посттравматического стресса - до риска быть похищенным ради выкупа или в целях пропаганды.

Крупные информационные агентства ответили на эти всё более грозные изменения «траектории риска» вливанием ресурсов в обучение журналистов работе во враждебном окружении и оказанию первой помощи (hostile-environment and first-aid training, HEFAT), в том числе в обеспечение персонала средствами защиты и приглашение на работу экспертов по вопросам безопасности.

Однако меняющиеся экономические условия ведения медиабизнеса диктуют небольшим или едва сводящим концы с концами редакциям необходимость сокращать численность своих зарубежных корреспондентов и во всё большей степени полагаться на услуги репортёров-фрилансеров. Рост спроса на эти услуги должен был бы увеличить размеры гонораров фрилансеров, однако прочие факторы, в том числе снижение цен на технологии и коммуникации, увеличивают численность молодых зарубежных репортёров, рискующих самостоятельно пробираться в зоны конфликтов, что поддерживает ставки оплаты на сравнительно невысоком уровне для всех, кроме наиболее известных независимых журналистов. С учётом дополнительных расходов на личную безопасность - стоимости средств защиты, бронежилетов, касок и страховых полисов - фрилансеры вынуждены работать при уникальном стечении неблагоприятных обстоятельств: при низкой зарплате и высоком уровне риска.

Внутри своего сообщества фрилансеры подразделяются на несколько категорий по степени риска, которому они подвергаются.

«Есть некое ядро профессиональных и ответственных журналистов, которые сотрудничают с известными медиа-организациями и которые набирали опыт и завоёвывали высокую репутацию в течение многих лет, - рассказал Джон Данишевски, вице-президент и главный выпускающий редактор отдела международных новостей Агентства Ассошиэйтед Пресс, которое пользуется услугами стрингеров по всему миру. - Ещё есть фрилансеры, которые только-только начинают карьеру и надеются сделать себе имя или снискать общественное признание благодаря своей смелости и дерзости; и, наконец, есть местные журналисты, которые могут работать на небольшое издание в своей стране, одновременно делая материалы для международных информационных агентств».

Луиза Ловлак, 25-летняя независимая журналистка из Великобритании, работающая в Каире, относится ко второй группе. Она считает, что ей повезло: она зарабатывает в среднем 1 тыс. долларов в месяц, делая независимые журналистские репортажи, и платит из этой суммы за съёмное жильё и за услуги переводчика.

«Самое трудное в работе фрилансера - это изматывающая мозг постоянная необходимость думать о деньгах и о том, поддержит ли тебя кто-нибудь, если что-то пойдёт не так», - сказала Ловлак.

Она осознала всю сложность своей ситуации, когда подверглась нападению и запугиваниям во время освещения массовых беспорядков в Каире в 2013 году. Её другу, оказавшемуся в таком же положении, удалось уехать благодаря тому, что он был штатным сотрудником одного из СМИ. У Ловлак денег на эвакуацию не было, и ей пришлось остаться. «Деньги и безопасность идут рука об руку», - сказала она.

Ловлак вспоминает свою работу в одном из изданий, чьё руководство избегало любых дискуссий по поводу своей обязанности заботиться о внештатных сотрудниках и не имело готового плана действий на случай чрезвычайной ситуации. «Единственными словами о безопасности перед выполнением задания были фразы «Будьте осторожны» или «Берегите себя», написанные в конце сообщения, присланного по электронной почте», - сказала журналистка.

Многие издания платят независимым журналистам всего по 25 центов за слово, что едва ли покрывает затраты на освещение сложных и опасных тем.

«Между усилиями, вкладываемыми в написание журналистского репортажа, и суммой, выплачиваемой в качестве гонорара за этот репортаж, наблюдается вопиющее несоответствие», - считает ещё один фрилансер, работающий в Каире, Том Дейл.

Дейл, который съездил в Ливию для освещения длящегося там конфликта наудачу, без гарантий того, что какое-либо издание опубликует его материалы, заявил, что он сделал бы это снова. «Это будет происходить неизбежно, пока конкуренция за «места под солнцем» в журналистике будет сохраняться на нынешнем уровне, - сказал он, имея в виду молодых репортёров, рискующих жизнью ради обретения известности. - Люди будут вынуждены так поступать, поскольку работы очень мало, и столь же мало вариантов сделать хорошую профессиональную карьеру. Я знаю людей, которые получили хорошую работу после [Ливии]. Не думаю, что много найдётся фрилансеров, которые убеждают себя в том, что им и в 40 лет по-прежнему будет хотеться работать фрилансерами».

На фоне низкой зарплаты и растущего уровня рисков независимые журналисты - в основном те, кто работает в СМИ развитых стран - начали самоорганизовываться за рамками традиционных групп по развитию СМИ и благотворительных организаций, которые уже оказывают помощь фрилансерам. Среди таких организаций - лондонский «Реестр фронтовых фрилансеров» (Frontline Freelance Register), члены которого обязуются придерживаться стандартов профессиональной журналистики, пройти обучение на курсах HEFAT, приобрести надлежащие страховые полисы и исполнить основные требования протоколов безопасности, прежде чем выехать в зону конфликта.

«Мы собрались вместе и попытались сделать что-то, что могло бы изменить ситуацию, - рассказывает Воэн Смит, опытный фотограф-фрилансер и основатель лондонской организации «Frontline Club», ставшей местом сбора международных журналистов («Реестр фронтовых фрилансеров» - это группа, организованная под эгидой клуба). - Мы были расстроены тем, что существующие организации, поддерживающие фрилансеров, ... не имели мандата для того, чтобы представлять наши интересы. Поэтому мы решили сделать нечто беспрецедентное и создать представительный орган для независимых журналистов, работающих в зонах конфликтов».

«Реестр фронтовых фрилансеров», насчитывающий более 400 членов, стремится договариваться с медиакомпаниями о повышении ставок и улучшении условий для внештатных корреспондентов.

«Чтобы решить проблему безопасности фрилансеров, нужно увеличить размер выплачиваемых нам гонораров - с тем, чтобы мы могли позволить себе приобретать собственные страховые полисы и собственные средства защиты; пока до этого далеко, но мы хотели бы двигаться в этом направлении, - сказал Смит. - Мы считаем, что если независимые журналисты продемонстрируют медиа-сообществу, что мы способны самоорганизоваться, способны серьёзно воспринимать и коллективными усилиями обеспечивать свою безопасность, то сообщество станет сотрудничать с нами, и это принесёт огромную пользу журналистике, если учитывать ту степень, в которой медиаиндустрия стала ныне зависеть от информации, присылаемой внештатными репортёрами».

Как и само сообщество журналистов-фрилансеров, медиаиндустрия не едина в своём подходе к вопросам безопасности. Некоторые телерадиовещательные компании и агентства связи относятся к международным фрилансерам и местным стрингерам примерно так же, как к своим штатным корреспондентам, обеспечивая их средствами защиты и поддержкой; СМИ с ограниченными финансовыми возможностями часто платят только за сданные материалы, которые по большей части готовятся журналистами по принципу «кто-нибудь опубликует».

Наилучшим вариантом для независимых журналистов является получение задания или предварительного гонорара от одного из крупных информационных агентств, освещающих международные новости. Поскольку такие агентства уже сталкивались со случаями убийства или похищения их репортёров за последние двадцать лет, они, как правило, серьёзно смотрят на вопросы безопасности и относятся к внештатным корреспондентам так же, как и к своим штатным сотрудникам.

Именно так поступает Агентство Рейтер, заявил его главный редактор Стивен Адлер. По его словам, агентство проводит обучение навыкам безопасности, предоставляет средства защиты, оплачивает медицинскую страховку всем репортёрам, выезжающим в зоны конфликтов, и реорганизовало редакторские структуры в соответствии с требованиями по обеспечению безопасности. Агентство не направит фрилансера в район, куда оно не отправило бы своего штатного корреспондента, но рассмотрит вариант принятия материала от независимого репортёра, уже работающего в этом районе, сказал Адлер, который является членом совета директоров КЗЖ. «Мы не оставим человека без средств к существованию или возможности работать на нас, если он оказался в каком-то опасном регионе», - сказал он. (Некоторые журналисты подвергли Рейтер критике за пользование услугами молодых фотокорреспондентов, в особенности тех, кто связан с повстанческими группировками, после того, как местный фрилансер Мольхем Баракат был убит в бою в декабре 2013 года).

После того, как ИГИЛ распространило в Интернете видео с обезглавливанием журналистов в августе 2014 года, Агентство Франс Пресс опубликовало выдержки из документа, определяющего его политику в сфере безопасности журналистов. Директор отдела новостей Мишель Леридон публично заявила в своём блоге, что АФП не будет направлять своих журналистов в регионы, контролируемые ИГИЛ или сирийскими мятежниками.

«Моей целью было отговорить потенциальных репортёров от того, чтобы те подвергали себя такому колоссальному риску, и сказать им: «Послушайте, если вы поедете туда в одиночку и даже если вы привезёте роскошный материал, мы всё равно его не возьмём», - рассказала Леридон в интервью КЗЖ. Выступив публично, - сказала она, - она также «хотела, чтобы меня услышали все сотрудники АФП, поскольку редактору отдела фотоновостей, например, трудно отказаться от хорошо сделанного снимка. Я подчеркнула, что мы не принимаем материалы от иностранных корреспондентов, но мы по-прежнему принимаем новости и фото от живущих там людей - от сирийцев».

Ассошиэйтед Пресс подобным же образом не принимает материалы, сделанные «наудачу», а вопросы безопасности решает одинаково серьёзно и для внештатных, и для штатных своих корреспондентов, отметил редактор отдела международных новостей Данишевски.

«Возможно, в некоторых случаях мы даём краткосрочные конкурентные преимущества одним журналистам перед другими, но иначе мы покатились бы вниз, отказались бы от соблюдения правил и заставили бы людей подвергать себя безрассудному риску. А теперь, будучи обязаны нести ответственность за людей, которые приносят нам материалы, мы как ответственная медиаорганизация понимаем, что рано или поздно нам нужно ввести и соблюдать какие-то стандарты, - сказал Данишевски. - Мы остро ощущаем свою моральную ответственность за людей, сдающих нам свои материалы».

Некоторые опытные фрилансеры, тем не менее, утверждают, что только они сами могут решать, какая степень риска для них приемлема, и они разочарованы тем, что все сделанные «на авось» материалы будут отвергаться.

«Я работаю с ответственными информационными агентствами, - сказал независимый журналист Тоби Мьюз, работавший в Латинской Америке, на Ближнем Востоке и других «горячих» регионах. - Вообще-то, мне кажется, некоторые СМИ проявляют излишнюю осторожность в вопросах безопасности. Мне не нравится политика «мы не будем покупать материалы у фрилансеров, побывавших в Сирии или Багдаде» - я коренным образом с ней не согласен. Я думаю, что меры, принимаемые сегодня с целью защитить фрилансеров, приведут к тому, что фрилансеры вообще останутся без работы».

По мнению Мьюза, отказ агентств от материалов, которые ими не заказывались, ограничивает независимым журналистам возможности для передачи важных новостей. «Один из методов работы фрилансера - это быстро оказаться в регионе, пусть даже опасном, где произошло какое-то важное событие. Он может добраться туда раньше других, либо он уже находится там какое-то время, просто болтаясь без работы, тогда как крупные информационные агентства не прислали туда своих корреспондентов по соображениям безопасности или потому что те работают сейчас в другой части региона, - сказал Мьюз. - Если всё это закрыть, фрилансерам уж точно от этого никакой выгоды не будет».

Поставленная работодателями цель: не поощрять рискованного поведения репортёров, с одной стороны, и необходимость для стрингеров использовать свои конкурентные преимущества, с другой, являются ключевыми вопросами в дискуссиях о кодексе этики и лучших методах работы в зонах конфликтов. Инициативы, выдвинутые «Реестром фронтовых фрилансеров», направлены на то, чтобы независимые журналисты исполняли основные требования протоколов безопасности и не работали без страховки и без предварительного прохождения курсов по обучению навыкам безопасной работы. В идеале, новостные организации должны взять обязательство не принимать на работу необученных и незастрахованных журналистов и своевременно выплачивать справедливые гонорары за полученные от стрингеров материалы. На момент написания этой статьи никакого соглашения о соблюдении этих базовых принципов достигнуто не было.

«Все члены журналистского сообщества, работающие с международной информацией и репортажами из зон конфликтов, должны повысить уровень своей ответственности - считает Филипп Бальбони, президент и главный исполнительный директор GlobalPost - информационного сайта, корреспондентом которого был фрилансер Джеймс Фоули. - Нам нужно принять эти базовые принципы, которые должны быть максимально жёсткими».

Несколько сторонников более жёстких протоколов безопасности предложили ввести систему аккредитации журналистов, въезжающих в зоны конфликтов - например, в Сирию. Аккредитация будет возможна для журналистов, имеющих сертификаты прохождения курсов HEFAT и страховые полисы. Эта идея воспринимается независимыми журналистами неоднозначно, поскольку многие считают, что она наделит полномочиями произвольную структуру, которая будет решать, кому позволить собирать информацию, а кому отказать.

Сэмбрук из Международного института безопасности журналистов поддерживает идею принятия кодекса журналистской этики, но считает, что этим всё, вероятнее всего, и закончится. «Достаточно сложно добиться соблюдения этических норм на практике и даже добраться до этапа аккредитации, - сказал он. - Некоторые группы хотят ввести некие правила аккредитации или профессиональные стандарты для фрилансеров или для программ обучения безопасности... Этот путь довольно трудно пройти до конца. Там, где ответственность за риски перекладывается с одних плеч на другие, возникают проблемы».

Если тенденция к более широкому осознанию проблем безопасности журналистов сохранится, то аккредитация может и не понадобиться, поскольку и начинающие независимые журналисты, и СМИ, рождённые в недрах Интернета, понимают, что именно надлежит делать, говорят некоторые эксперты из сферы средств массовой информации. Кроме того, многие из серьёзных репортёров-фрилансеров хотят отмежеваться от «военных туристов», иногда появляющихся на передней линии фронта.

«Согласен, есть непрофессиональные независимые репортёры, - сказал Смит из «Реестра фронтовых фрилансеров». - Среди них есть люди, которым в детстве недодали родительской любви... Войны привлекают разных персонажей, среди которых могут быть и великие журналисты, и те, кто ищет там что-то такое, чего им, скорее всего, там найти не удастся. Их нельзя воспринимать всерьёз, и мы не хотим, чтобы нас ассоциировали с ними. Нам нужно блюсти с ними дистанцию, поскольку медиабизнес никогда не воспримет всерьёз и нас, если мы не сможем отмежеваться от них».

Фрилансерам известно и о необходимости обучения правилам безопасности, и о соответствующих предложениях благотворительных организаций, таких как лондонский Трест имени Рори Пека или канадский фонд «Форум фрилансеров» , который помог заплатить за обучение некоторых из стрингеров, которые дали интервью для этой статьи.

«Мы ясно видим рост заинтересованности со стороны журналистов-фрилансеров в прохождении обучения методам безопасной работы во враждебном окружении, - заметил Фрэнк Смайт, основатель и исполнительный директор Global Journalist Security - американской фирмы, предлагающей тренинги по безопасности. «Эта тенденция всё более и более заметна. Похоже, люди начинают осознавать, что в мире полно рисков, что фрилансеры работают на линии фронта, и что им необходимо обучение - сказал Смайт, который также является старшим консультантом КЗЖ по вопросам безопасности. - Деятельность ИГИЛ, группировки «Боко харам» в Нигерии и «аль-Шабаб» в Сомали привлекает широкое общественное внимание».

Одной из причин того, что всё больше репортёров обращаются за поддержкой к благотворительным организациям, является то, что обучение стоит достаточно дорого. Стандартный пятидневный курс HEFAT стоит от 500 до 700 долларов в день, не считая транспортных расходов и платы за проживание в отеле.

Некоторые информационные веб-сайты, известные своим «нервным» подходом к журналистике в зонах конфликтов, такие как VICE News или BuzzFeed, также начинают осознавать необходимость справедливого отношения к репортёрам, работающим в зонах конфликтов, и предоставления им протоколов безопасности и возможностей для обучения.

«Однако, - предостерёг Сэмбрук из INSI, - будут возникать новые медиа-компании, не имеющие ни подобного опыта, ни подобных ресурсов - и в этом я вижу проблему. Группы вроде нашей несут часть ответственности за то, чтобы, не грозя пальцем и не обвиняя, попытаться разъяснить им, о чём им следует подумать в первую очередь, приступая к освещению событий в опасных регионах».

Смит из лондонского «Реестра фронтовых фрилансеров» надеется, что ему удастся убедить руководителей СМИ хотя бы в том, что более доброе отношение к стрингерам соответствует их финансовым интересам.

«Проявляя бόльшую щедрость в отношениях с фрилансерами, они будут продолжать получать то, что вполне стόит уплаченных ими денег, но при этом они, несомненно, помогут решить часть проблем, возникающих перед нами при сборе новостной информации, - сказал Смит. - Если мы не хотим удалиться от мира - а этого мы, по понятным причинам, не хотим - то фрилансеры помогут нам этого не сделать. Это то, что нам нужно для решения проблемы, возникающей перед нами в процессе освещения событий в мире, где деловые отношения не всегда строятся по лучшим моделям».

Роберт Махони - заместитель директора КЗЖ - пишет на темы свободы прессы. Он работал корреспондентом в Азии, Африке, на Ближнем Востоке и в Европе.

Опубликовано

Как эта статья? Поддержите нашу работу