специальные репортажи

В Китае и Египте - рекордная численность журналистов-заключённых

Имеется также на English, العربية, Français, Español, Português, Türkçe

По числу посаженных в тюрьмы журналистов Египет в 2015 году уступал лишь Китаю. На мировой арене численность журналистов за решёткой умеренно сокращалась в течение года, однако несколько стран продолжают использовать систематическое тюремное заключение как инструмент для подавления критики. Элана Байзер подготовила специальный доклад КЗЖ.

Египетский фотожурналист, известный как Шаукан, впервые предстаёт перед судом в Каире в мае 2015 года, проведя более 600 дней в тюрьме. В 2015 году в тюрьмах Египта томится рекордное число журналистов. (AP/Лобна Тарек)

Опубликован: 15 декабря 2015 года

По данным исследований Комитета по защите журналистов, в Китае за решёткой содержится рекордное количество журналистов; численность журналистов-узников в Турции и Египте также существенно возросла в 2015 году. Общее число журналистов-заключённых в масштабе всего мира несколько снизилось по сравнению с рекордными цифрами, зафиксированными за последние три года.

Приложение к отчёту
На других языках

КЗЖ установил, что в 2015 году численность журналистов, посаженных в тюрьмы в связи с их профессиональной деятельностью, составила 199 человек против 221 годом ранее. Иран, Вьетнам и Эфиопия вошли в группу стран, где количество журналистов-узников снизилось, однако во всех трёх странах в сфере СМИ сохраняется атмосфера страха, а многие из выпущенных на свободу журналистов продолжают подвергаться судебным преследованиям или жёстким ограничениям, включая перспективу быть насильственно высланными из страны.

Пожалуй, нигде положение прессы не изменилось к худшему столь быстро, как в Египте, который стал теперь вторым «главным тюремщиком» журналистов в мире. Президент Абдель Фаттах ас-Сиси продолжает подавление инакомыслия под видом действий по укреплению национальной безопасности. Каир удерживает в тюрьмах 23 журналиста - по сравнению с 12 в прошлом году. Еще недавно - в 2012 году - в Египте не было ни одного журналиста, посаженного в тюрьму за свою работу. Среди нынешних узников - журналист-фрилансер Исмаил Александрани, который освещал события на неспокойном Синайском полуострове и недавно был арестован по прибытии в Египет из Германии. (Подробная информация о каждом журналисте-заключённом находится здесь). 

Положение СМИ ухудшилось и в Турции, где численность сидящих в тюрьмах журналистов за год удвоилась и достигла 14 человек. В стране, признававшейся в течение двух лет подряд «главным мировым тюремщиком журналистов», десятки арестованных представителей прессы вышли на свободу в 2014 году, но в 2015-м - на фоне двух туров всеобщих выборов, дальнейшего «увязания» в гражданской войне в Сирии и окончания хрупкого перемирия с боевиками запрещённой Рабочей партии Курдистана (РПК) - последовали новые аресты, которые поставили страну на пятое место в мире среди наихудших тюремщиков журналистов. После того, как руководящие сотрудники независимой газеты «Джумхуриет» («Республика») Джан Дюндар и Эрдем Гюль опубликовали ряд статей, утверждавших, что Национальная разведывательная организация Турции якобы переправляла в Сирию оружие под видом гуманитарной помощи, турецкие власти арестовали их в ноябре по обвинениям в шпионаже и пособничестве предполагаемой террористической группировке.

Тираж китайского журнала «Кайцзин» в газетном киоске в Пекине. Корреспондент этого издания Ван Сяолу был арестован в августе 2015 года за опубликование «безответственной» статьи о ситуации на фондовом рынке. (AFP/Ван Чжао)

Четверть всех журналистов-узников в мире приходится на долю Китая, который уже второй год подряд признаётся «главным мировым тюремщиком» прессы: 49 журналистов в неволе является рекордным для этой страны числом. На фоне развёрнутой президентом Си Цзиньпином борьбы с коррупцией, снижения темпов экономического роста в стране и растущей неустойчивости китайских рынков освещение финансовых вопросов в СМИ стало весьма рискованным занятием. После того как Ван Сяолу, репортёр пекинского делового журнала «Кайцзин», сообщил о том, что одно из регулятивных ведомств рассматривает способы увода с фондового рынка денежных средств компаний-владельцев ценных бумаг, он был арестован 25 августа по подозрению в «сговоре с целью фабрикации и распространения ложной информации о торговле ценными бумагами и фьючерсами». Позднее он выступил на государственном телевидении, заявив, что сожалеет о написании своей статьи и просит о снисхождении - хотя так и не выяснилось, были ли ему предъявлены официальные обвинения в совершении преступления. Как показывают задокументированные КЗЖ факты, китайские власти неоднократно использовали телевизионные признания вины как одну из тактик давления на журналистов, освещающих острые темы.

То, насколько далеко Китай готов идти по пути подавления критики, становится понятно на примере судеб как минимум трёх человек, не вошедших  в составленный КЗЖ список журналистов в неволе - братьев вашингтонского корреспондента финансируемого правительством США Радио «Свободная Азия» (RFA) Шохрета Хошура, уйгура по национальности, критикующего Китай за жестокое обращение с представителями этнического меньшинства, к которому он принадлежит. По сообщениям Хошура  и RFA, не имея возможности арестовать его самого, Китай бросил в тюрьму трёх его братьев - Тудахуна, Шаукета и Рехима, до сих пор живущих в Синьцзян-Уйгурском автономном районе - по обвинениям в антигосударственной деятельности в отместку за репортёрскую работу Хошура.

Обвинения в антигосударственной деятельности остаются излюбленным средством для отправки журналистов в тюрьму в Иране, где численность журналистов-узников снизилась в 2015 году до 19 (по сравнению с 30 в предыдущем году), но где до сих пор действует политика «вращающихся дверей», при которой одних журналистов временно выпускают на свободу, а других тем временем арестовывают. 2 ноября власти арестовали по обвинениям в антигосударственной деятельности как минимум четырёх журналистов, в том числе известного обозревателя Иссу Сахархиза. Джейсон Резайан из газеты «Вашингтон пост», которого держат в тюрьме дольше, чем любого другого американского журналиста за весь период с 1990 года, когда КЗЖ начал вести ежегодную перепись журналистов-узников, обвиняется, среди прочего, в шпионаже. Государственные СМИ сообщили, что он осуждён и приговорён к тюремному заключению, но не уточнили, по каким именно обвинениям, и не дали никакой дополнительной информации.

Али Резайан сидит рядом с фото своего брата, репортёра «Вашингтон пост» Джейсона Резайана, и их матери, во время слушаний комитета по иностранным делам Палаты представителей Конгресса США. Слушания посвящены вопросу о семьях, чьи родственники отбывают заключение в тюрьмах Ирана. (AP/Жаклин Мартин)

Численность журналистов-заключённых также снизилась во Вьетнаме, но в некоторых случаях за освобождение из тюрьмы человеку приходится заплатить высокую цену. Та Пхонг Тан была освобождена, отбыв три года из 10-летнего срока тюремного заключения, и была немедленно переправлена самолётом в США. В октябре 2014 года коллега Тан, Нгуен Ван Хай, вместе с кем она в 2007 году основала Клуб свободных журналистов, и который тоже попал в тюрьму в связи со своей работой, также был вынужден уехать в изгнание. Страна по-прежнему занимает одно из первых мест в мире по масштабам практикуемой там цензуры

В десятку государств с самой жёсткой цензурой также входит Эфиопия, освободившая в 2015 году шестерых членов блогерской группы Zone 9, которые, однако, сообщают, что свобода их передвижений ограничена. Между тем среди узников эфиопских тюрем остаются известный сетевой обозреватель Эскиндер Нега, который отбывает 18-летний тюремный срок по обвинениям в терроризме, и журналист-комментатор Темесген Десален, которому, по словам посещавших его людей, отказывают в медицинской помощи в тюрьме.

Если обвинения в антигосударственной деятельности являются самым распространённым предлогом для отправки журналистов за решётку (55% судебных дел), то за последние пять лет, по данным исследований КЗЖ, самую большую долю дел (25%) составили те, где в отместку за репортёрскую деятельность подследственным журналистам предъявлялись произвольные, сфабрикованные обвинения -- такие как хранение наркотиков или оружия, растрата денежных средств или применение насилия. Два таких примера - это дело Хадиджи Исмаиловой, приговорённой в отместку за проведение расследований по предполагаемым фактам коррупции к 7,5 годам тюрьмы в Азербайджане по обвинениям в «незаконном ведении бизнеса, уклонении от налогов, превышении должностных полномочий и растрате финансовых средств»; и дело Азимжона Аскарова, который в отместку за опубликование фактов нарушений закона, совершённых сотрудниками полиции и прокурорами, получил пожизненный срок по обвинению в причастности к убийству полицейского.

Среди прочих тенденций и фактов, выявленных в ходе исследований КЗЖ, стали следующие:

  • Из 28 стран мира, где журналисты отбывали сроки тюремного заключения, 10 стран имели лишь по одному журналисту в неволе. Исследование за 2015 год подтверждает вывод КЗЖ о том, что лишь несколько стран лишают журналистов свободы систематически.
  • Во второй раз с 1990 года, когда КЗЖ начал ежегодно проводить переписи журналистов-заключённых, ни в одной из американских стран ни один журналист не сидел в тюрьме в связи со своей профессиональной деятельностью по состоянию на 1 декабря. Ранее такая ситуация наблюдалась в 2011 году. Среди позитивных факторов - пересмотр Кубой своей политики регулярного заключения журналистов в тюрьмы, эффективность Межамериканской системы защиты прав человека, а также проводимые КЗЖ и другими организациями кампании протеста против уголовной ответственности за клевету, хотя перед журналистами полушария, где расположены американские страны, всё еще стоит множество задач, требующих решения.
  • Эритрея, где 17 сотрудников СМИ томились в неволе, оставалась главным тюремщиком журналистов на африканском континенте и главным в мире нарушителем надлежащих правовых процедур. Ни одному журналисту-заключённому из списка КЗЖ не было зачитано выдвинутых против него официальных обвинений, и ни один не сел на скамью подсудимых для свершения над ним суда. Шестеро журналистов, работавших на контролируемое правительством Радио «Бана», были по непонятным причинам освобождены в начале 2015 года.
  • Среди журналистов-узников 28% были фрилансерами. Этот процент неуклонно снижался, начиная с 2011 года.
  • В масштабах всего мира, 109 журналистов-заключённых работали в электронных, а 83 - в печатных СМИ.
  • Численность журналистов в неволе возросла в Бангладеш, Гамбии, Индии и Саудовской Аравии - помимо Китая, Египта и Турции.
  • Странами, вновь появившимися в «тюремном списке» КЗЖ в 2015 году после отсутствия их в переписи 2014 года, стали Туркменистан и Объединённые Арабские Эмираты.
  • КЗЖ известно как минимум два дела арестованных журналистов, члены семей которых попросили не предавать огласке факты их заключения в тюрьму в надежде на то, что «тихие» переговоры помогут скорее добиться их освобождения.

В настоящей переписи упомянуты только журналисты, отбывающие заключение в государственных тюрьмах. В неё не включены те, кто исчез или удерживается неправительственными группировками (такого рода дела - в частности, дело американского журналиста-фрилансера Остина Тайса - помечаются: «пропал без вести» либо «похищен»). Например, по оценкам КЗЖ, на Ближнем Востоке и в Северной Африке числятся пропавшими без вести около 40 журналистов, многие из которых считаются захваченными в плен вооружёнными группировками, в том числе «Исламским государством».

Рийот Алему и Мохамед Фахми обнимают друг друга на церемонии вручения Международных премий за свободу прессы в Нью-Йорке в ноябре 2015 года. Рийот отбыла четыре года из 14-летнего срока тюремного заключения, к которому её приговорили в Эфиопии, а Фахми, сотрудник информационного агентства «Аль-Джазира», был освобождён из тюрьмы в Египте в сентябре 2015 года. (Майкл Нейгл /Getty Images для Комитета по защите журналистов).

КЗЖ использует термин «журналисты» применительно к людям, освещающим новости или комментирующим общественные события в средствах массовой информации, в том числе к сотрудникам печатных СМИ, фотокорреспондентам, радио- и тележурналистам, а также сотрудникам электронных СМИ. В ежегодной переписи узников тюрем, составляемой КЗЖ, фигурируют только те журналисты, в отношении которых точно установлено, что они лишились свободы в связи со своей профессиональной деятельностью.

КЗЖ считает, что журналистов нельзя сажать в тюрьмы за то, что они делают свою работу. Организация отправляет письма, выражающие серьёзную озабоченность, в каждую страну, где хотя бы один журналист сидит за решёткой. За последний год адвокатская деятельность КЗЖ привела к досрочному освобождению в разных странах мира как минимум 31 журналиста.

Перепись КЗЖ фиксирует тюремную статистику по состоянию на 12:01 часов 1 декабря 2015 года. Она не включает данные по многим журналистам, которые отправлялись в тюрьмы и выходили на свободу в течение года; более подробную информацию по их делам можно найти на сайте КЗЖ по ссылке: www.cpj.org. Журналисты остаются в списке КЗЖ до тех пор, пока организация не установит с достаточной степенью определённости, что они либо вышли на свободу, либо умерли в местах заключения.

Элана Байзер - выпускающий редактор Комитета по защите журналистов.

Опубликовано

Как эта статья? Поддержите нашу работу